Беседа 7 ВСЕДЕРЖИТЕЛЯ, ТВОРЦА НЕБУ И ЗЕМЛИ, ВИДИМЫМ ЖЕ ВСЕМ И НЕВИДИМЫМ

Марина Михайлова

Мы с вами продолжаем наши беседы о Символе Веры. Мы уже говорили о том, что веруем вместе с Церковью «во Единого Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым». На этом мы остановились в прошлый раз, и речь шла о том, что само по себе Творение – это великое чудо и акт Божественной любви, потому что Бог не нуждается в существовании мира, грубо говоря, мир Ему ни для чего не нужен. Единственная причина, по которой происходит все-таки сотворение мира – это радость Творца, Его желание подарить мир, подарить жизнь, существование всем и всему, что Он приводит из небытия в бытие. Мы уже отмечали, что Книга Бытия, первая книга Священного Писания, начинается именно с рассказа о сотворении мира, причем рассказ этот повторяется дважды. Это объясняется просто-напросто тем, что Книга Бытия есть результат соединения нескольких повествовательных традиций, и эти два рассказа были созданы разными авторами. Но для нас важно, что этих рассказов два, потому что в чем-то они совпадают, а в чем-то очень отличаются друг от друга, там есть детали, которые достойны того, чтобы о них подумать. Давайте мы с вами посмотрим еще раз на эти две истории о сотворении человека. На этом, собственно говоря, мы в прошлый раз и остановились.

Первый рассказ находится в первой главе Книги Бытия. Там говорится о том, что в шестой день сотворил Господь животных, и после этого сказал Бог:

«Сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт 1.26-27).

Это очень важный рассказ, потому что мы видим, как сотворение человека венчает сотворение мира. Иногда говорят, что человек – венец творения. Это справедливо в богословском смысле: действительно, человек – это такая вершина горы, которую воздвиг Господь. Только человек из всего, что есть на земле, несет печать образа и подобия Божия. Творится человек с самого начала как единство двух существ, мужчины и женщины, которые очень похожи, но в то же время и различаются друг с другом.

Второй рассказ Книги Бытия о сотворении человека находится во второй главе. Я напомню вам этот текст библейский. Там говорится так:

«Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли. И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла. <…>

И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его. И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.

И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему.

И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Быт 2.4-25).

В этом рассказе из второй главы Книги Бытия очень много интересного. Посмотрите, Господь Бог создал всякий полевой кустарник, которого еще не было, и всякую полевую траву, которая еще не росла. Это противоречит нашей обыденной логике, потому что или есть кустарник, или его нет, или трава растет, или ее не существует – мы так понимаем вещи. На самом деле здесь речь идет о чем? О том, что когда Господь творит, то вовсе не обязательно Он это делает, как ребенок из пластилина лепит. Он сотворил кустарник, которого не было, то есть Он сотворил саму возможность этого кустарника, саму возможность развития живой природы к тем формам, которые здесь упоминаются. Мы находим здесь в Книге Бытия очень развитый, очень глубокий философский взгляд.

Замечательно и то, что Господь помещает человека, которого Он сотворил, в самом центре мира. Если в первом рассказе мы видели восхождение живых форм, восхождение форм сущего от неживой природы и до человека, то здесь логика немножечко другая. Здесь мы видим большой круг всяких разных творений, и в центре этого круга мирового жизненного Господь помещает человека. Причем здесь сказано, что Он создал человека из праха земного. Между прочим, само слово «Адам», имя первого человека, происходит от еврейского слова «адамах», что означает земля, то есть Адам – земляной, он сделан из глины, из праха. В то же самое время Бог творит человека по образу и подобию Своему. Поэтому человек двойственен по своей природе: с одной стороны, по своему телу и отчасти по душевному устройству Он принадлежит к природному миру, он действительно земной, глиняный человечек, но дух его устремлен к Богу, он все-таки получил таинственную прекрасную печать богоподобия. Это как раз и есть то, о чем говорил Блаженный Августин. Может быть, я уже вспоминала эти слова, но я их очень люблю. Августин говорит: «Ты создал нас для Себя; вот почему наше сердце мятежно, пока не успокоится в Тебе!». Да, человек действительно получает частицу Духа Божественного, и поэтому он всегда будет стремиться к Богу, он никогда не удовольствуется своей принадлежностью к земле, он гражданин неба и всегда будет обращать свое сердце и свой взор к небу.

Дальше посмотрим на этот рассказ. Действительно, человек находится посредине мира, между небом и землей, между Творцом и тварью. Есть такое стихотворение XX века, современное, там сказано:

Я человек, я посредине мира,
За мною – мириады инфузорий,
Передо мною мириады звезд.
Арсений Тарковский

Или как Гаврила Романович Державин говорил: «Я – царь, я – раб, я – червь, я – бог». Человек – сложное двойственное существо.

Действительно, очень полезно для нас помнить о том, что мы глиняные, земные. Как гончар, горшечник лепит свои изделия из глины, точно так же и мы сделаны из праха земного. В книге пророка Исайи говорится: «Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! Скажет ли глина горшечнику: «что ты делаешь?» и твое дело скажет ли о тебе: «у него нет рук?» (Ис 45.9). Для Исайи человек, созданный из глины, подобен горшку, который не может своему горшечнику сказать: «Неправильно ты делаешь». Велика дистанция между нами и Господом. Мы всегда должны ощущать этот страх Божий, эту невозможность препираться со своим Создателем, потому что мы «черепки из черепков земных», как говорит пророк Исайя. Но в то же самое время, хотя Господь обладает полной возможностью вернуть нас в прах, Он любит человека и уважает его свободу. В Псалтири сказано:

«Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его» (Пс 8.5-7).

Вот величие человека. Не только его необыкновенная малость, но и его великое предназначение равно представлено в священных текстах.

Далее. Мы говорим традиционно о том, что в человеке есть дух, душа и тело. Понятно, что тело – это наша принадлежность к природе, к земному миру. Что же касается души, то в каком-то виде душа имеется и у животных, и даже, наверное, у растений. Рассказ Книги Бытия говорит о том, что у гадов, рыб, птиц и животных – у них у всех есть душа живая. Но чего нет в живой природе, что составляет исключительную принадлежность человека – это дух. Дух человека есть его обращенность к небу, способность различать добро и зло, истину и ложь, прекрасное и отвратительное. Духовная жизнь человеческая, конечно же, основывается на том, что есть связь между Творцом, Создателем и Его созданием, человеком. Мы все несем в себе образ и подобие Творца.

Мы с вами говорили в прошлый раз о том, что способность человека к творчеству, его способность к любви, его свобода – это черты его богоподобия. Образ Божий в человечестве можно понимать еще и как стремление человечества к единству по образу единства Пресвятой Троицы. Если мы с этой стороны подойдем, то увидим, что восстановление образа Божия в человечестве возможно через Церковь. Церковь и есть то дивное сообщество, где сохраняется личность, она не растворяется, не уничтожается, но в то же самое время появляется удивительное единство, очень глубокое и настоящее. Христос – это собиратель людей, творец нового человечества, создатель нового мира.

Мы говорили с вами о том, что Христос дает нам такую невыносимую и очень высокую, суровую даже заповедь: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф 5.48). С точки зрения наших размышлений о сотворении человека мы можем понимать эти слова Иисуса как призыв к тому, чтобы раскрыть в себе образ Божий. В каждом человеке образ Божий есть. Другое дело, что мы его способны затоптать и затемнить до такой степени, что уже не будет никакой возможности его увидеть. Но с другой стороны, мы должны помнить о том, что всякий, любой человек есть образ и подобие Божие. Климент Александрийский приводит высказывание Господа, которое не записано было, не вошло в Евангелия. Такие высказывания назывались по-гречески «аграфы», незаписанные слова, которые передаются только в устной традиции. Так вот, святой Климент Александрийский говорит, что Христос сказал: «Увидеть брата своего – значит увидеть Бога». Тот, кто видел брата своего, видел Бога. Получается, что уже просто в силу того, что любой человек создан по образу и подобию Божию, он заслуживает и уважения и любви.

Без любви к человеку невозможна любовь к Богу. Об этом сказано со всей определенностью у Иоанна Богослова. Апостол Иоанн говорит: «Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин 4.20). Получается, что если мы утверждаем, что любим Бога, но при этом относимся плохо к своим ближним, то мы просто лжецы, потому что любовь к Богу невидимому невозможна без любви к человеку, брату, которого ты видишь.

Совершенный образ Божий раскрылся именно во Христе. Христа иногда называют новым Адамом. Действительно, новое человечество становится возможным благодаря Боговоплощению. Человек несовершенен и греховен, и именно поэтому он нуждается в совершенстве, которое только и возможно во Христе. Христос зовет нас к нашему настоящему предназначению. На сегодняшний день мы все облеклись в образ земного Адама, как говорит Апостол Павел, но мы должны облечься в Адама небесного, мы должны совершить переход от Адама глиняного ко Христу. Между ними есть и связь, и разрыв, и поэтому возрастание христианское возможно только в благодати Божьей, потому что по своей воле пройти от Адама ко Христу невозможно. Это может совершить только сам Господь в силу нашего благоговейного доверия к Нему. Насколько мы открыты Богу, настолько Он и может пройти вместе с нами эту пропасть от человека глиняного, земного к человеку небесному.

Что еще вытекает из богоподобия человека? Мы говорили с вами о том, что Бог есть Личность. Он не является абстрактным принципом, не является каким-то мифологическим существом. Он – таинственная, непостижимая, но все-таки Личность совершенно определенная, обладающая всей конкретностью. Поэтому каждому человеку вместе с образом и подобием Творца дается возможность быть неповторимой и неопределимой личностью. Полнота развития личности любого человека как раз, может быть, и находится в его обращении к Богу. Иногда люди думают, что прийти в Церковь означает быть как все, потерять свою неповторимость. На самом деле это не так, потому что до тех пор, пока мы являемся рабами стихий и своих страстей, мы не можем по-настоящему реализовать свою неповторимость, свою индивидуальность, и только тогда, когда мы приходим к Богу и получаем тем самым твердую опору для победы над своим падшим житием, вот тогда-то мы и становимся самим собой. Мы как бы расчищаем свое истинное «я» от тех наслоений пыльных и грязных, которые на нем наросли.

В этом втором рассказе Книги Бытия о сотворении человека подробно повествуется о сотворении мужчины и женщины. Господь Бог производит человека из земли, но потом оказывается, что человек одинок. Господь проводит перед лицом его всех животных и дает человеку возможность нарекать имена этим животным, но выясняется, что ни один из этих зверей не может быть достойным помощником человеку, его товарищем. И вот тогда навел Господь Бог на человека крепкий сон, и когда он уснул, взял одно из ребер его и закрыл то место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену. Когда человек ее увидел, он очень обрадовался и с того момента они стали вместе. «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Бытие, 2:24). Что интересно в этом рассказе? Посмотрите, мужчина создан из земли, а женщина создана из ребра мужчины, и можно это понимать по-разному. Одно истолкование вполне традиционное: если женщина сотворена из ребра, то она является частью мужского мира, это принадлежность мужчины, а значит, ее положение всегда будет подчиненным и вторичным. Другое истолкование, из области феминистского богословия, говорит о том, что женщина, напротив, есть более высокая ступень творения, потому что мужчина создан просто из праха земного, а женщина все-таки уже из живого материала, это следующий шаг по пути восхождения, усложнения форм. Правда, есть на этот счет и шутка такая, что ребро – это единственная кость, в которой не имеется мозга. Это все православные шутки, юмор такой христианский.

На самом деле для нас важно, что мужчина и женщина очень близки друг другу, это люди, а значит, они могут понять друг друга, а с другой стороны, они разные. Они разные по материалу даже, из которого сделаны. Если совсем с другой стороны зайти, теория диалога, теория информации, которая развивалась в XX веке, говорит о том, что для того чтобы стал возможным диалог между двумя точками, необходимо, чтобы эти два человека или системы, вступающие в диалог, с одной стороны, были похожи, потому что если вообще нет общего языка, то невозможно говорить, невозможно понять друг друга, но с другой стороны, диалог возможен тогда, когда есть различие. Если мы имеем дело с двумя абсолютно идентичными объектами, то между ними не будет диалога, им не о чем говорить, их содержание внутреннее совершенно равно, и потому им поговорить не о чем, даже при том, что они могли бы друг друга идеально понимать. Так вот, мужчина и женщина – два существа, которые идеально предназначены для диалога, потому что они всегда разные, но в тоже время они всегда близки друг другу, у них все-таки есть какая-то общая почва для разговора. Это важно для нас, потому что, как мы будем говорить позже, в результате грехопадения появляется пропасть между мужчиной и женщиной, между мужским и женским способом восприятия мира и реализации себя в этом мире, появляется соперничество и даже вражда. Но на самом деле различие мужской и женской психологии, их природы, их мировоззрения – это, напротив, источник богатства человеческого рода. Изначально Господь творит человечество различным в единстве, соборным.

Иногда спрашивают у меня – опять же, это вопрос к Господу, но все-таки приходится на него отвечать: если все так хорошо было, если мир сотворен был таким замечательным, то почему тогда так отвратительно то, что мы видим вокруг? Почему эта жизнь так жестока, грязна и вообще невероятно невыносима? Если Господь сотворил прекрасный мир, что ж такое мы видим вокруг? Так вот, этот вопрос о происхождении зла – это, действительно, любимый аргумент атеистов против Бога: «Почему страдает младенец? Весь мир не стоит слезы ребенка». Что можно ответить на этот вопрос? Во-первых, мы христиане, и наш Бог – это не экспериментатор, который запустил машину и смотрит, как там дальше они справляются. Это Бог, Который воплотился во Христе, это Бог, Который взошел на Крест и умер за грехи каждого из нас. Поэтому, когда мы переживаем страдания, мы не одни, мы всегда вместе со Христом в тот момент, когда нам больно, одиноко и когда страдание раздирает наше сердце. В этот момент Господь с нами, Он нас не оставил одних. Он поднялся на Крест именно для того, чтобы разделить страдания с каждым человеком, поэтому упрекнуть Его в том, что на свете есть зло, невозможно. Бог умирает для того, чтобы победить это зло.

Во-вторых, нужно сказать, что Бог зла не сотворил. Зло – это болезнь мира, это уклон бытия к небытию, ниспадение, низвержение мира в бездну тьмы. Зло возникло именно вследствие того, что Бог наделил ангелов и людей свободой воли. Последовательного, отдельно оформленного рассказа о происхождении зла мы не найдем на страницах Священного Писания, но однако же там есть множество упоминаний и ссылок на то, что появление зла произошло прежде всего в духовном мире. Денница, Люцифер, один из ангелов, которые призваны были быть сотрудниками и вестниками Бога, разделить Его благодать, поднял мятеж против Бога. Люцифер пал, отвернулся от Творца, и тогда в мир вошло зло. Мы будем дальше об этом говорить достаточно подробно, когда речь пойдет о грехопадении, но пока что нужно сказать, что причиной грехопадения Денницы, Люцифера стала гордыня или эгоизм, как хотите, назовите. Для него собственное я стало центром мира, он захотел поставить себя на место Творца и Создателя. Но тогда в таком мире, где только я являюсь ценным, нет места для любви, а Бог есть Любовь. Когда сатана отворачивается от Бога, то он отворачивается и от жизни, и таким образом в мир входит зло и смерть. Когда затем человек был поставлен во главе творения, он тоже был свободен, и, к сожалению, человек впал грех и тем самым отдал мир во власть лукавого. Именно в результате неверного выбора человека мир становится ареной борьбы добра и зла. Но мы можем помнить о том, что Христос победил зло, Он Своей смертью и Воскресением Своим славным окончательно сокрушил державу дьявола, державу смерти. Поэтому зло уже побеждено, эта битва уже совершилась, ее исход уже очевиден. Другое дело, что Бог ожидает свободного возвращения человека. Мы с вами вспоминали притчу о блудном сыне: все-таки нужно, чтобы этот самый блудный сын пришел в себя и направился домой. Когда человечество вернется к Богу, тогда, видимо, и весь мир будет восстановлен в своей первоначальной истине и красоте.

Что касается зла, то часто, особенно в XX веке минувшем, зло эстетизировалось. Очень много было людей, которые находили красоту в злом начале. На самом деле, мы должны помнить о том, что зло не бывает прекрасно, это всегда смерть, а значит, разложение, небытие, распад, всяческая гадость. Кроме того, зло не только смертоносно, оно еще и лживо, оно прикидывается добром. Суровые слова однажды сказал Христос иудеям. У Него шла полемика с ними по многим вопросам, и Он сказал им:

«Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал. Вы делаете дела отца вашего. <…> Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин 8.39-44).

Да, сатана – это «лжец и отец лжи», он извращает мир, он склоняет его к небытию, и именно поэтому единственная позиция по отношению к злу – это последовательно уклоняться от него и держаться как можно дальше.

Еще одну важную вещь должны мы с вами как-то представить себе и подумать об этом. Господь предназначает человека для того, чтобы хранить и возделывать сад Эдемский, и это, конечно, было верно не только для райского состояния, но человек в принципе приведен в мир, в природу для того, чтобы хранить ее и возделывать. Действительно, мы не можем отрицать мир, который вокруг нас. Иногда бывает как крайность в верующей среде, когда люди, увидев Бога, начинают говорить о том, что мир теперь не имеет никакого значения. Это не так. Библейское богословие видит мир как великую книгу, свидетельствующую о Творце, как любимое творение рук Божиих, поэтому мы должны к миру относиться бережно и благоговейно. Один из псалмов разворачивает перед нами такую картину красоты этого мира:

«Благослови, душа моя, Господа! Господи, Боже мой!
Ты дивно велик, Ты облечен славою и величием;
Ты одеваешься светом, как ризою, простираешь небеса, как шатер;
устрояешь над водами горние чертоги Твои,
делаешь облака Твоею колесницею, шествуешь на крыльях ветра.
Ты творишь ангелами Твоими духов,
служителями Твоими – огонь пылающий.
Ты поставил землю на твердых основах:
не поколеблется она во веки и веки.
Бездною, как одеянием, покрыл Ты ее, на горах стоят воды.
От прещения Твоего бегут они, от гласа грома Твоего быстро уходят;
восходят на горы, нисходят в долины,
на место, которое Ты назначил для них.
Ты положил предел, которого не перейдут,
и не возвратятся покрыть землю.
Ты послал источники в долины: между горами текут,
поят всех полевых зверей; дикие ослы утоляют жажду свою.
При них обитают птицы небесные, из среды ветвей издают голос.
Ты напояешь горы с высот Твоих,
плодами дел Твоих насыщается земля.
Ты произращаешь траву для скота, и зелень на пользу человека,
чтобы произвести из земли пищу,
и вино, которое веселит сердце человека,
и елей, от которого блистает лице его,
и хлеб, который укрепляет сердце человека.
Насыщаются древа Господа, кедры Ливанские, которые Он насадил;
на них гнездятся птицы: ели – жилище аисту,
высокие горы – сернам; каменные утесы – убежище зайцам.
Он сотворил луну для указания времен, солнце знает свой запад.
Ты простираешь тьму и бывает ночь: во время нее бродят все лесные звери;
львы рыкают о добыче и просят у Бога пищу себе.
Восходит солнце, и они собираются и ложатся в свои логовища;
выходит человек на дело свое и на работу свою до вечера.
Как многочисленны дела Твои, Господи!
Все соделал Ты премудро; земля полна произведений Твоих.
Это – море великое и пространное:
там пресмыкающиеся, которым нет числа,
животные малые с большими;
там плавают корабли,
там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нем.
Все они от Тебя ожидают, чтобы Ты дал им пищу их в свое время.
Даешь им – принимают, отверзаешь руку Твою – насыщаются благом;
скроешь лице Твое – мятутся,
отнимешь дух их – умирают и в персть свою возвращаются;
пошлешь дух Твой – созидаются, и Ты обновляешь лице земли.
Да будет Господу слава во веки; да веселится Господь о делах Своих!
Призирает на землю, и она трясется; прикасается к горам, и дымятся.
Буду петь Господу во всю жизнь мою, буду петь Богу моему, доколе есмь.
Да будет благоприятна Ему песнь моя; буду веселиться о Господе.
Да исчезнут грешники с земли, и беззаконных да не будет более.
Благослови, душа моя, Господа! Аллилуия!» (Пс 103.1-35).

Этот чудный псалом – картина божественного величия, картина милости Творца. Нужно сказать, что именно этим воспоминанием о сотворении мира начинается богослужение вечерни, тогда поются эти стихи при раскрытых Царских вратах. Эта картина величия и красоты сотворенного мира прославляет Творца. Как творение Божие, конечно, мир несет на себе Божественную печать. Мы можем даже познавать Бога через изучение сотворенного мира, это называют иногда «естественным откровением», оно несовершенно, но все-таки это тоже форма откровения. Отношение наше к природе и должно основываться на благоговении к великому делу рук Божиих. Мы несем ответственность за этот мир, и пожалуй, самым верным подходом к тварному миру будет для нас подход аскетический. Вы знаете, наверное, что само слово «аскеза» означает упражнение, самоограничение. Так вот, мы можем стремиться к тому, чтобы видеть в этом мире не просто набор вещей, которые нужны для удовлетворения наших потребностей и прихотей, но отнестись к тому, что есть на белом свете, с уважением не только потому, что это мне полезно или приятно, но прежде всего потому, что в этом есть собственная красота. В любой вещи в природе: в животных, в камнях, во всем, что нас окружает, есть какой-то отблеск божественной славы, потому что когда Господь творил мир, Он творил его в любви. Если мы перенесем центр с самих себя на Бога, мы увидим, что наши отношения с миром, с природой улучшатся. Человек все разрушает именно потому, что он своевольно и без всякого на то права ставит себя в центр вселенной, тогда как вселенная все-таки теоцентрична, центром мироздания является Творец, Господь.

И последнее, о чем мне хотелось бы сказать в связи с темой Бога-Творца, это слово «Вседержитель»: «Верую во Единого Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли…» Так вот, Вседержитель, Пантократор по-гречески – это слово, которое указует нам на постоянное и творческое присутствие Бога в сотворенном мире. Это не значит, что Господь разлит во всем. Утверждать такую вещь было бы ересью пантеистической. Было такое воззрение философско-религиозное, пантеизм, которое утверждало, что Бог во всем, божественность разлита во всем мире, во всей природе. Дело так не обстоит, конечно же. Господь иной по отношению к этому миру, но мы можем понять, что если Господь есть средоточие всякой жизни, если Он и есть Сама Жизнь, то ничего не может существовать без десницы Божьей.

Если вернуться к 103 псалму, мы увидим, что псалмопевец говорит не только о сотворении мира Богом, но и о Его постоянном благодатном присутствии в мире. Господь не только выстроил, определил и воздвиг этот мир, но Он насыщает и напояет, произращает и посылает, прикасается к Своим творениям, дает им Дух свой. Во всякий миг своего существования мир не только не чужд Творцу, но и существует исключительно силою Божией, потому, что Рука Господня все удерживает в бытии. Если представить себе на секундочку, что Господь забыл про этот мир или убрал Свою Руку крепкую, любящую, отеческую, то просто все перестанет быть, все рухнет, ничего не останется. Мир не только творится словом Божьим, но и содержится божественной любовью. Господь – это Все-Держитель, Он постоянным творческим радостным усилием поддерживает этот мир в состояния бытия. Большая для нас радость, если мы понимаем, что присутствие Божие, печать божественной красоты, славы и смысла неотъемлемы от нашей жизни. Просто мы не даем себе труда этого видеть, а если бы мы раскрыли очи свои, мы могли бы увидеть, что Господь не так далек от нас, что Он постоянно Своей любовью, Своей милостью держит этот мир, присутствует в нем. На этом мы с вами сегодня закончим, а в следующий раз будем говорить уже о втором Лице Пресвятой Троицы – о Господе Нашем Иисусе Христе, Сыне Божием.

http://azbyka.ru

Просмотров (171)

Перейти к верхней панели