20. ПУТЬ ХРИСТИАНИНА

(Валерий Духанин, кандидат богословия, преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии)

Для страждущей души моей
Искал я на земле врачей,
Искал я помощи, отрады:
Моим болезням были рады.
 
Надежда тщетна на друзей
Моих минувших счастья дней:
Они со мною пировали —
И одаль встали в дни печали.
 
Не утушит тоски вино!
Напрасно сердцу утешенья
Искать среди самозабвенья:
Грустней пробудится оно.
 
И в развлеченьи нет отрады!
Нет прочной в нем тоске преграды:
Еще веселья слышен шум,
А грусть, как ночь, туманит ум.
 
Испытан я судьбой, врагами,
Изранен многими стрелами:
Пытали клеветой меня,
Предательством был мучен я.
 
И долго, долго я томился…
Но наконец сквозь толщу туч,
Сквозь мрак суждений мира, луч,
Луч света радостный пробился.
 
Прозрел я, ожил. Оживленный,
Святою верой просвещенный,
Спокойно совершаю путь,
Которым к вечности идут.
Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Что ожидает каждого?

Вы дарили кому-нибудь розы? Или, может быть, дарили вам? Как они красивы собой, какую доставляют радость! Но… имеют шипы и быстро увядают. А не подобна ли им жизнь человека? Если спросить людей, какой период жизни они считают самым счастливым, то многие ответят: «Детство! Потому что тогда я жил без бед и печалей, я радовался и наслаждался жизнью». Да, в детстве почти никто не испытывает забот и проблем. Но человек взрослеет. С годами на плечи ложится тяжелое бремя и никуда не деться от бед.

Некий инок, одолеваемый множеством скорбей, сказал сам себе: «Уйду отсюда». С этими словами он начал надевать сандалии на ноги и внезапно увидел в углу как бы другого человека, который, также обуваясь, сказал ему: «Из-за меня ли ты уходишь отсюда? Во всяком месте, куда бы ты ни пошел, я уже буду прежде тебя».

Один высокообразованный, почтенный человек имел двух красивых дочерей, шестнадцати и девятнадцати лет. В них он не чаял души. Казалось, они — постоянное украшение, продолжение жизни самого отца. Но неожиданно младшая погибает от тифа; от нее заражается старшая и также умирает. Отец неделю не выходил из уединения…

Дар жизни, оказывается, насколько бесценен, настолько и хрупок.

Скорбь, словно нож, поражает сердце. Пронзая душу, страдания переворачивают все внутри, заставляют смотреть на жизнь совсем иначе. То, что до этого волновало и развлекало, мгновенно блекнет, становится бессмысленным и жалким. И потихоньку возникает вопрос: есть ли в страданиях смысл?

Есть ли в страданиях смысл?

Если вы читали документальную повесть «Живый в помощи» Виктора Николаева, — автор прошел афганскую войну и другие горячие точки, и только став православным, смог познать смысл происходившего, — вы вспомните тот трагичный случай, когда в руки душманов попал наш офицер Сергей.

Его, избитого, с надломленным позвоночником, подвели к яме, на краю которой лежали трупы двух его друзей. А в яме… Там кишели громадные арычные крысы, жаждавшие человеческого мяса. Ужас и отвращение, отразившиеся в глазах Сергея, вызвали в среде душманов невероятное ликование. И весь смысл этой нечеловеческой радости можно было выразить фразой:

— Где Ты, Бог, если Ты позволяешь нам вершить такое?! Сквозь многие-многие века проносится этот вопрос. Кто-то задает его — со злорадством, кто-то — с отчаянием.

Преподобный Антоний как-то особенно недоумевал над глубиной судов Божиих. Он молился и говорил: «Господи! Отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи, другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни бедны, другие богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и обилуют земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетой?» Долго он так размышлял, и был ему голос: «Антоний! Внимай себе и не подвергай исследованию судьбы Божии, потому что это — душевредно».

Человек подобен однодневной бабочке, которая за краткий миг своего бытия постигнет ли мудрость Того, Кто над нами, Кто правит вечностью?

Но здесь остановимся.

А разве можно объяснить страдания с позиции отвержения Бога?

Если отвергнуть Господа, то — тем более безутешны скорби. Тогда в наших бедах — полная безысходность, а жизнь человека — сплошная бессмыслица. «Жить без Бога — страдать без утешения», — сказал один из старцев XX века архимандрит Тихон (Агриков).

Друг мой, брат мой, усталый, страдающий брат.
Кто б ты ни был, не падай душой.
Пусть неправда и зло полновластно царят
Над омытой слезами землей,
Пусть разбит и поруган святой идеал
И струится невинная кровь, —
Верь: настанет пора — и погибнет Ваал,
И вернется на землю любовь!
С. Надсон

Только с признанием Бога становится виден в страданиях смысл, появляются силы к преодолению их.

Если есть Бог, то скорби — бессильны. Потому что любая скорбь временна, а Бог вечен. Каждый верующий знает: за сумраком несправедливостей откроется свет вечной, блаженной жизни.

И разве не стоит немножко потерпеть здесь ради вечности?

В годину зла, во дни лишений
Ты должен все перебороть.
Не попускает искушений
Нам выше наших сил Господь.
 
Оставят все — Он не оставит,
Все предадут — Он не предаст,
Обманут люди — Он наставит,
Все отберут, а Он — подаст!
 
В годину зла, во дни лишений
Себя и душу не сироть.
Среди врагов и искушений
Ты не один, с тобой — Господь!
Е. Санин

Так где же был Бог?

Страдавший за грехи всего человечества, победивший зло Своим Воскресением, Он был здесь же, рядом и укреплял воина Сергея. Он укреплял его не поддаться на льстивое предложение «духов» столкнуть трупы друзей в яму с крысами. Он укрепил его в последний миг жизни кинуться в яму, обхватив руками главаря банды и предателя-переводчика. Подвиг духа русского воина стал казнью для банды. А вскоре базу душманов постигло жестокое возмездие и ни один не избежал наказания.

Если мы не видим воздаяния и знаем массу примеров безнаказанности, то только потому, что мы не всевидящи и не всеведущи. Нам и не нужно этого видеть. Есть Тот, Кто знает, когда и что кому воздать. Для нас более важен другой вопрос: может быть, человеку полезно страдать?

Может быть, человеку полезно страдать?

Почему родители не всегда покупают детям игрушки, которые они просят? Потому что покупка многих игрушек не всегда идет ребенку на пользу и некоторые дети из-за этого вырастают избалованными. Так и Бог не всегда избавляет от скорби даже молящихся, чтобы человек стал осмотрительнее, духовно чище, выше, опытней.

Бывают лекарства, горькие на вкус, но принятие их внутрь приносит значительное облегчение. Так и в страданиях, принимаемых с верой и молитвой ко Господу, совершается очищение души от бремени страстей и грехов.

Господь попускает испытания жизни, чтобы пробудить в людях сердце. А.И.Солженицын, за плечами которого десятилетия концлагерей и испытаний, писал: «Согнутой моей, едва не подломившейся спиной дано было мне вынести из тюремных лет этот опыт: как человек становится злым и как — добрым. В упоении молодыми успехами я ощущал себя непогрешимым и оттого был жесток. В преизбытке власти (а он был в армии офицером. — Автор) я был убийца и насильник. В самые злые моменты я был уверен, что делаю хорошо, оснащен был стройными доводами. На гниющей тюремной соломке ощутил я в себе первое шевеление добра».

Кто никогда не страдал, тот не вспомнит про Бога, самоуверен и тратит дни жизни во вред своей вечной душе. Господь избавляет от греховных страстей болезнями и скорбями.

«Скорби рождают смирение», — сказал святой Исаак Сирин. А где смирение, там воцаряется глубокий духовный мир, душе возвращается детская, чистая радость.

Когда душа твоя истерзана страданьем
И грудь полна тоской, безумною тоской, —
Склонись тогда пред Тем с горячим упованьем,
Кто — кротость и любовь, забвенье и покой.
Откинь в уме твоем возникшие сомненья,
Молись Ему, как раб, с покорностью немой —
И Он подаст тебе и слезы примиренья,
И силу на борьбу с безжалостной судьбой…
С. Надсон

Да, в страданиях человек познает свою немощь. Оказывается, есть достаточно скорый предел нашим силам. И многие, достигнув этого предела, поняли: жизнь человека в руках Того, Кто ее дал. Скорбь открывает глубочайшую истину — без Бога невозможно истинное счастье. Если нестрадавший человек думает о Боге, и то изредка, как о чем-то отвлеченном, не имеющем к нам близкого отношения, то в страданиях вдруг открывается, какую величайшую нужду в Боге мы испытываем.

Архимандрит Тихон (Агриков) говорил об этом так: «Страдание творит чудеса. Оно почти как таинство, со своей невыразимой внутренней силой. …Молодой человек, без страха и благоговения прикасающийся к святыне, не чувствительный к духовному озарению, рассеянно погруженный в свои страсти, как только коснулось его страдание, стал серьезным, тихим и молитвенным. Жизнь — это громадная мастерская, в которой души закаляются в горниле страданий и готовятся на Небо».

Итак, истинно верующий не тот, кто, став верующим, перестал страдать, но кто в самых страданиях остался верен.

Иеромонах Серафим (Роуз) поведал об одной своей встрече: «Около года тому назад (то есть в 1980 году) был у меня долгий разговор в поезде с одним молодым американцем. Встретил он меня, казалось бы, случайно (хотя, конечно, случайностей в жизни не бывает) и сказал мне, что учит русский язык. Он искал веру, побывал в разных так называемых христианских группах, не нашел ничего, кроме лицемерия и обмана, и готов уже был совсем отказаться от поисков. Но тогда он услышал, что в России люди гонимы и страдают за свою веру «А там, где страдание, — думал он, — там, возможно, есть нечто истинное и нет такого обмана, как у нас в Америке». И вот он стал учить русский, чтобы поехать в Россию и встретить там настоящих христиан. Мне, священнику Русской Православной Церкви, было удивительно слышать это, так как он никогда ранее не видел православного пастыря и даже ни разу не был на православном богослужении. У нас был долгий разговор о вере, и я увидел, что его чаяния были абсолютно здравыми: мысль о том, что страдание, должно быть, свидетельствует об истинном, в то время как наша эгоистичная жизнь с удобством порождает обман».

Ничто так не утешит в скорби, как обращение с молитвой ко Господу. Молитва в страданиях всегда живая и искренняя, и в скорби человек наиболее способен воспринять близость Господа к нам. Он молится уже не как чужой для Бога, его сердце в едином покаянном зове обращено к Небесному Отцу. Потому и Господь часто помогает скорбящим, — в трудностях жизни подает силу духа, в неисцелимых болезнях — исцеление, а посреди всеобщего разврата — чистоту и любовь.

Как относиться к болезням?

Скажите, а не пытались вы когда-нибудь заболеть, например простудиться, чтобы избежать контрольной, к которой не подготовились, или чтобы просто отдохнуть от школы?

Порой мы ищем болезней во избежание неприятных нам случаев. А знаете ли, что, действительно, болезнь — это иногда избавление от еще большей неприятности, например от греха? Порой человек находится на грани соблазна либо его душу уже колеблют страсти, — и случившаяся болезнь вмиг отрезвляет его. Господь видит сердца и намерения людей, а потому знает, кому и когда попустить недуги.

Преподобный Нифонт однажды увидел во сне двух ангелов, которые несли душу человека на Небо. Навстречу им выступили злые духи и спросили: «Почему вы эту душу не отдаете нам? Ведь она наша». Тогда явился ангел-хранитель и сказал: «Подлинно, человек этот был грешник. Но когда он стал болеть, тогда со слезами исповедовал Богу свои грехи и усердно просил о помиловании, желая начать добрую жизнь». Так ангелы удержали душу у себя.

Вместе с тем, как мы уже говорили с вами, в Церкви есть особое таинство, направленное на врачевание недугов. Господь даровал Церкви духовную силу исцеления. Благословляется обращение и к традиционной медицине.

Но если человеку полезно болеть, тогда зачем искать дара здоровья? А затем, чтобы вновь полученные силы употребить на добро. Ведь именно для этого нам и дается здоровье.

В Священном Писании есть такие слова: «Ибо мы и отцы наши такими болезнями страдаем; а Ты, ради нас — грешных, назовешься милосердым. Если Ты пожелаешь помиловать нас, то назовешься милосердым, потому что мы не имеем дел правды» (3 Езд. 8: 30-32).

Выздоровление полностью вверяется в руки Создателя, Который знает, что для человека лучше.

Один праведный пустынножитель заметил, что его больной ученик часто вздыхал. Подвижник сказал ему: «Не малодушествуй, сын мой! Тело твое, изнуренное недугом, может быть спасительным врачевством для твоей души. Если ты, по делам твоим, подобен железу, то огонь страдания очистит тебя от ржавчины, если же ты — золото, то огонь придаст блеска твоей добродетели».

О жизнь! Ты миг, но миг прекрасный,
Миг невозвратный, дорогой;
Равно — счастливый и несчастный
Расстаться не хотят с тобой.
 
Ты — миг, но данный нам от Бога
Не для того, чтобы роптать
На свой удел, свою дорогу
И дар бесценный проклинать, —
 
Но чтобы жизнью наслаждаться,
Но чтобы ею дорожить,
Перед судьбой не преклоняться,
Молиться, веровать, любить.
А. Апухтин

Поможет ли экстрасенс?

Итак, не всякая болезнь вредна человеку. Господь недугами тела врачует душу, подобно как хирург болезненной операцией избавляет человека от смертельной опасности. Что будет, если хирургу запретят совершать операцию? Есть люди, которые пытаются препятствовать Богу спасать человеческую душу. Кто же это? Они известны всем вам.

К современному церковному писателю игумену N. однажды пришел человек, наделенный «особыми» способностями, — экстрасенс. Между ними состоялся такой диалог:

—      Расскажи, пожалуйста, когда и при каких обстоятельствах появились у тебя сверхъестественные способности?

—      Это было в заключении. Я отбывал в лагере срок за кражу мотоцикла. Молодой был и глупый, и очень отзывчивый. Дружбу считал самым важным в жизни и для друзей готов был на все. Как-то они попросили, чтобы я выкрал для них мотоцикл покататься. У меня было убеждение, что другу нельзя отказать ни в чем. Я украл для них мотоцикл, а вскоре меня арестовали… Однажды утром, как всегда перед перекличкой и разводом на работы, нас построили на площади у бараков. Вдруг кто-то заметил приближающуюся эскадрилью НЛО. И охрана, и заключенные задрали головы вверх, с удивлением наблюдая необычное зрелище: множество тарелок пролетало над нами четким строем, образуя треугольник, причем каждая «тарелка», строго соблюдая дистанцию по отношению к другим, совершала плавные колебательные движения по вертикали. С этого дня я и обнаружил, что со мной что-то произошло.

—      Что же именно ты почувствовал?

—      Вначале я заметил, что стоит мне о чем-то подумать, как это тут же сбывается. Ну, например, ведет нас конвой на работу, вдруг у меня появляется мысль: «Вот этот сейчас споткнется». И точно, конвойный, на которого я смотрю, спотыкается и падает. В другой раз: «Начальник заболеет». И действительно, он заболел! Все это продолжалось изо дня в день, так что меня начали считать чуть ли не пророком. Затем неизвестно откуда и почему у меня появилось ощущение, что если я подержу руку над больным местом, то человеку станет легче. Так и произошло. Теперь у меня свой кабинет в поликлинике и нет отбоя от пациентов. Деньги сыплются сами. Не знаю, куда их и девать. Иду по коридору, а люди сами суют мне деньги в карман халата, лишь бы я их принял.

—      Есть ли у тебя какое-либо медицинское образование?

—      Все мое образование — восемь классов средней школы. Первые четыре года учился хорошо, а потом стал лениться — едва школу закончил.

—      Знаешь ли ты, где находятся почки, печень, поджелудочная железа?

—      Нет, конечно. Анатомию я не изучал.

—      Каким же образом тебе удается ставить правильный диагноз?

—      Просто внутри себя я слышу голос, который говорит мне — что у человека болит, и даже иногда называет его имя, возраст и прочее. Сами представляете, какое удивление бывает у человека, когда я называю его вдруг по имени, а потом перечисляю болезни, которыми он болел, хотя за несколько минут до его прихода я ничего о нем не знал.

—      Не пытался ли ты задать «голосу» вопрос, кто он?

—      Несколько раз я спрашивал его об этом, но он ни разу мне не ответил.

—      Как же ты лечишь?

—      Я считаюсь травником и в основном лечу травами.

—      Ты хорошо в них разбираешься?

—      Раньше совершенно ничего о них не знал, но голос научил, когда какую траву собирать, как заготовлять и т. п.

—      Ну а как ты готовишь из них лекарства от той или иной болезни?

—      Очень просто. Голос говорит мне, например: «Возьми такую-то и такую-то траву, запарь их в глиняном горшочке, капни в настой несколько капель крови летучей мыши, скажи такие-то слова (часто это совершенно непонятная абракадабра), а затем вылей содержимое на землю. Плюнь туда и скажи то-то и то-то. Собери влажную землю в баночку, добавь оливкового масла и скажи больному, чтобы привязывал к больному месту, пока не выздоровеет». Бывают, конечно, и другие указания и рецепты. Я все делаю, что мне говорит голос и… удивительное дело, человек выздоравливает.

—      Что же стало тебя смущать в твоей столь успешной практике?

—      Очень часто мне становится известно, что бывших моих пациентов начинают буквально преследовать несчастья, а некоторые из них сходят с ума. Я не знаю, является ли это результатом моего лечения, но меня все это очень настораживает. А кроме того, мне стало подозрительно, почему голос, который обеспечил мне такой высокий общественный статус и заработок, никогда не отвечает на вопрос, кто он?

Сразу скажем, что человек этот наконец смог понять, кто скрывался за «голосом». А благодаря христианской жизни и регулярному участию в церковных таинствах ему удалось освободиться от навязчивых «способностей».

Есть люди, у которых вдруг открываются «сверхъестественные способности». Они начинают предсказывать, ставить диагнозы и, как кажется, исцелять. Их называют экстрасенсами.

Что же стоит за таким явлением?

У святого Афанасия Александрийского есть такие слова: «Если бы великий демон, дьявол, изобретатель злобы, достойный сам по себе всякой ненависти, тотчас открывал себя, то каждый отгонял бы его как змия, как дракона, как льва, ищущего похитить и пожрать кого только можно. По этой причине он прячется и прикрывает себя, лукаво присваивает себе имя, вожделенное для всех человеков (то есть имя Божие), чтобы обмануть человеков ложною наружностию, и уже обманутых заковать в свои цепи. Как кто-либо, желающий увлечь чужих детей в рабство себе, принимает в отсутствие родителей их подобие и, при посредстве этой хитрости обманув горящих любовью к родителям сынов, уводит их далеко и погубляет несчастных, — так и нечестивый демон, извивистый и лукавый дьявол, не дерзает показываться кому-либо таким, каков он есть: зная же, сколько человеки любят истину, принимает на себя личину правды, и этим средством изливает яд свой в последователей своих».

Выходит, не всякий «дар свыше» — от Бога!

Демон — первоклассный психолог, он видит проблемы и болезни людей, да и сам часто наводит их. Своими знаниями он может поделиться и с человеком (готовя ему гибель души). Поэтому осененный такими познаниями иногда, конечно, чувствует состояние другого человека, видит его болезни и даже может снять боль, но никогда — освободить человека от греха. А все проблемы у людей случаются именно из-за греха. Так демон ловко скрывает себя и обманутые борются уже не с настоящим врагом, а с ветряными мельницами.

Что кроется за оккультной помощью?

Святитель Иоанн Златоуст говорил: «Пусть будем мы больны, лучше остаться больными, чем для освобождения от болезни впасть в нечестие (прибегая к заговорам). Демон, если и уврачует, больше повредит, чем принесет пользы. Доставит пользу телу, которое спустя немного непременно умрет и сгниет, а повредит бессмертной душе <…> Как торговцы невольниками, предлагая малым детям пирожки, сладкие фрукты и тому подобное, часто уловляют их такими приманками и лишают свободы и даже самой жизни, так точно и чародеи, обещая вылечить болезнь, лишают человека спасения души».

Да и может ли противник Бога доставить хоть малое добро человеку? Экстрасенсорное воздействие снимает симптом болезни, а не саму болезнь. Болевые импульсы, получаемые анализаторами головного мозга от больного органа, временно подавляются. Человек думает, что ему стало лучше, а болезнь продолжает тайно подрывать организм. Иногда заболевают и близкие люди.

Доктор психологических наук В. Лебедев изучил свидетельства нескольких тысяч писем телезрителей, написанных после телесеансов Анатолия Кашпировского в начале 90-х годов. Оказалось, что 63% зрителей почувствовали резкое ухудшение здоровья, 14% — после некоторого улучшения заболели вновь и в более резкой форме. Из оставшихся некоторых позднее посещали душевные болезни. Тогда многие обратились за помощью уже к Церкви и получили значительное облегчение.

Современный нам доктор медицинских наук, врач-священник отец Анатолий Берестов приводит такой случай: «У одной женщины Г. в подростковом возрасте проявились самопроизвольно экстрасенсорные способности. В молодом возрасте она стала «целить». При этом отмечались поразительные результаты и она не может сказать, чтобы у кого-то из лечившихся у нее был возврат болезни или развились психические нарушения.

Но все же пострадала она сама. Ее сын в десятилетнем возрасте стал «контактировать с внеземным разумом». В возрасте 25 лет пристрастился к алкоголю, вскоре после этого стал слышать «голоса», стал очень злым, агрессивным, неуживчивым, не смог жить с женой, разошелся. Врачи установили тяжелую психическую болезнь».

К одному священнику пришла на исповедь тяжелобольная женщина. Оказалось, что она окончила экстрасенсорные курсы, лечила биополем родственников и соседей. Теперь с ней самой случился серьезный недуг. Батюшка предложил ей всего лишь произнести слова отречения от сатаны. Когда она захотела это сделать, то ей стало удивительно плохо: появились боли в груди и позвоночнике, дыхание затруднилось. Сквозь боль она произнесла отречение, батюшка прочитал разрешительную молитву, и самочувствие ее нормализовалось.

К другому священнику пришла на исповедь потомственная колдунья, желая избавиться от такой «наследственности». Батюшка для благодатной помощи надел ей на шею мешочек со святыми мощами Киево-Печерских угодников. Но через пять минут она прибежала обратно к алтарю и просила: «Сними, жжет, жжет!» Так она и не смогла принять духовной помощи.

Иногда говорят, что некоторые «целители» помогают бесплатно. Что же, бесплатный сыр лежит только в мышеловке!

А если они употребляют церковные молитвы и предлагают сходить в церковь для участия в Таинствах? Тогда пусть и послушают, что Церковь говорит о них самих: «Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода? Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не может изливать соленую и сладкую воду» (Иак. 3: 11-12). В том-то и заключается безобразие экстрасенсорики, что она часто прикрывается видимыми христианскими знаками. Ничто не доставит демону такого удовольствия, как осквернение человека, только что принявшего церковные Таинства и тут же обратившегося к «целителю».

Как же поступать в болезни?

Но если болен близкий человек и так хочется ему помочь, к кому лучше в первую очередь обратиться? Обратитесь ко Господу! Поверьте, пред Богом ценна ваша искренняя, горячая молитва, а не бесстрастные пассы экстрасенса. Никакой «целитель» не помолится о заболевшем близком вам человеке так терпеливо и с любовью, как помолитесь о нем вы сами.

Писатель С. Успенский рассказывает такой случай. В одном городе жила вдова. Под старость она ослепла и не знала, чем ей кормиться и кого просить о помощи. К счастью, у нее был сын, мальчик лет пятнадцати, который водил слепую мать по ее маленькому дому. Это был верующий и благочестивый отрок. И вот он обратился с молитвой к Богу, стал просить Господа помочь его бедной матери. Проходили годы, а он ежедневно усердно молился. Казалось, Господь не слышал его, но мальчик верил, что Бог явится со Своей помощью. Однажды вечером сын сидел с матерью. Было тихо. Вдруг слепая сказала:

— Зачем ты зажег так много свечей?!

Сын испугался вопроса, бросился к матери и стал пристально смотреть в ее глаза. И что же? Словно какая-то пленка сошла с них. Они открылись, и мать стала видеть.

Но теперь вновь вернемся к самому главному.

Когда со Христом были распяты двое разбойников, то один роптал на Бога и с дерзостью требовал освобождения от креста. Другой признавал себя достойным мук, смиренно просил вспомнить о нем в Царствии Божием. Первый, ничего не добившись, умер в духовном мраке. Второй был принят в истинное отечество человека — в Рай.

Этим разбойникам уподобляются все страдающие. Одни ожесточаются и отвергают помощь Божию либо ищут избавления у колдунов и экстрасенсов — таковые остаются в духовном мраке. Другие каются пред Господом в своих грехах, возлагают на Него всю надежду, участвуя в Таинствах Церкви. Таковые, обретая очищение души, часто получают и выздоровление тела.

Архиепископ Вассиан Ростовский (XV век) передал рассказ одного крестьянина: «Долгое время я был тяжело болен, всегда молился и призывал на помощь святого великомученика Никиту. Родственники советовали мне пригласить чародея. Но я отказался и продолжал усердно просить святого Никиту о помощи. В одну ночь слышу, двери дома отворились и входит светлый муж, обращаясь ко мне со словами: «Встань и выйди ко мне». — «Не могу, господин мой, я расслаблен», — ответил я. Он повторил: «Встань!» И вдруг я почувствовал себя здоровым, вскочил с постели и поклонился пришельцу. Когда я вставал с земли, то увидел черного человека с огненным мечом в руке. Он хотел ударить меня, но светоносный муж остановил его: «Не его, но тех, кто ходил к чародею». Черный человек исчез. Я спросил пришельца: «Кто ты?» — и услышал в ответ: «Я мученик Христов Никита и послан Христом исцелить тебя за то, что ты не согласился призвать чародея, но возлагал надежду на Бога. И вот Бог прилагает к твоей жизни еще 25 лет». После этих слов мученик стал невидим. С теми же людьми, которые посещали чародея, случилось несчастье — ночью их умертвил тот черный человек с огненным мечом».

Но теперь отвлечемся от таких печальных рассуждений и обратимся к более глобальным вопросам. А именно, посмотрим на окружающий нас современный мир.

Современный мир

Современный мир — это миллиарды незнакомых людей, спешащих и толкающихся, постоянно соприкасающихся друг с другом, и это — единицы истинных друзей. В одном доме могут жить сотни лиц и при этом не иметь общения.

Действительно, в каких случаях человек чаще всего обращается к другому? Когда это затрагивает его собственные интересы. Часто даже одноклассник не интересует нас как личность: важна только корыстная польза, которую можно от него получить.

В сказке «Маленький Мук» одной из ошибок героя было то, что он посчитал, будто приобретением золота можно завоевать любовь своих врагов. Его богатство вызвало только зависть и повлекло новые неприятности. Истинная дружба не покупается деньгами. И кто дружит ради прибыли, тот всегда без друзей. Так, неразумный король из той же сказки, ценивший в других только выгоду, был навсегда наказан длинными ушами и увесистым носом.

Христианство принесло в мир высочайшую истину: человек — образ Божий, он призван к единению с Богом. Все материальное, что имеется во Вселенной, несравненно ниже духовного призвания человека. Часто сам человек поступает хуже животного, и тем не менее у него — вечная душа, призванная к богоподобию.

Потому-то, когда происходит общение с другими, важно видеть в них образ Божий. Ценна не та польза, которую можно добиться посредством данного человека, ценен сам человек, ценно богатство души.

Однажды святой Макарий Великий, идя в Нитрийскую гору в сопровождении ученика своего, повелел этому ученику идти несколько впереди себя. Ученик, уйдя вперед, повстречался с языческим жрецом, который куда-то очень спешил, неся большой обрубок дерева. Ученик крикнул ему: «Куда бежишь, демон?» Жрец, рассердившись, побил его жестоко, оставив едва дышащим, и снова поспешно продолжал путь свой.

Пройдя немного, он встретился с Макарием, который приветствовал его так: «Здравствуй, трудолюбец, здравствуй!» Жрец, удивившись, отвечал: «Что нашел ты во мне доброго, чтобы приветствовать меня?» Старец сказал: «Я приветствовал тебя, потому что увидел тебя трудящимся и заботливо спешащим куда-то». Жрец отвечал на это: «От приветствия твоего я пришел в умиление и понял, что ты — великий служитель Бога. Напротив, другой, окаянный монах, повстречавшись со мною, обругал меня; за то я побил его».

С этими словами он пал к ногам Макария, обнял их и воскликнул: «Не оставлю тебя, доколе не сделаешь меня монахом». Они пошли вместе. Дойдя до того места, где лежал избитый монах, они подняли его и отнесли на руках в церковь, потому что он не мог идти. Братия горы, увидев, что жрец языческий идет вместе с Макарием Великим, очень удивились этому. Жрец принял христианство, а потом и монашество. Наставленные примером его, многие из идолопоклонников обратились к христианству. По этому поводу авва Макарий сказал: «Слово гордое и злое направляет ко злу и добрых людей, а слово смиренное и благое обращает к добру и злых людей».

Не будь актером

В 1957 году в песках Туркмении был найден мальчик. Он пять лет жил в волчьей стае. Его назвали Джумой Джумаевым. Постепенно он привык к человеческому окружению, научился говорить. А как-то один журналист спросил его, нашел ли он среди людей такие же взаимопонимание, чуткость и заботу, какие находил среди волков. В глазах Джумая показалась неподдельная боль. Он ответил: «Нет». И рассказал о той искренней заботе и нежности, с которыми относились к нему мама-волчица и папа-волк.

Потеря искренности и любви, — трагедия современного общества.

Вы встретите множество книг с подробными предписаниями, как вести себя в обществе, чтобы вызвать к себе уважение. Целью ставится достижение успехов в карьере, в бизнесе и т. д. Ближний рассматривается как средство к этому.

Современный человек надевает на себя различные маски в зависимости от того, с кем общается. Подлинный лик утрачивается, на первое место восходит желание показаться таким-то, произвести такое-то впечатление. Когда нужно, подобный актер будет приветливым и отзывчивым, хотя он раздражается на самых близких людей, притесняет тех, кто хоть в малом от него зависит.

Но разве можно завоевать уважение, минуя искусственные приемы общения?

Христианство в этом отношении просто и прямо говорит: люби ближнего как самого себя, тогда и искренность твоя в общении будет не наигранной, а естественной. Истинная любовь чужда корысти, она любит не ради прибыли. Только такой человек станет настоящим другом, на него будут полагаться многие, его будут все уважать.

Христианство призывает оставаться самим собой и очищать свой подлинный лик. Только грех и неправда мешают нам любить ближнего. А кто достиг внутренней красоты, простоты и чистоты, тому не нужно актерство, ему и без этого станут доверять и будут всегда относиться к нему с искренним расположением.

Мудрость и простота

—      Что делать, когда ко мне пристают?

—      Посмотреть, кто пристает. Если к тебе пристает здоровый бугай из твоего класса и просит ручку одолжить, лучше одолжи. Если маленький первоклашка пристает и просит помочь, то помоги. А если на темной пустынной улице пристают три неблагонадежных гражданина, то надо бежать — с молитвой. Ну, а серьезно, — если в классе пристают, можешь — дай отпор, но делай это без злобы и никогда сам не задирайся и не лезь первым.

А вперед спроси (самого себя): к тебе пристают потому, что они такие злобные, или потому, что ты сам их провоцируешь своим поведением? А ежели провоцируешь, то и потерпи за свой скверный характер (протоиерей Максим Козлов).

А почему некоторые из вас начали курить? Не потому ли, что так поступали большинство старших сверстников и это считалось ступенью к авторитетности?

Оказывается, окружающие люди способны на нас влиять.

Действительно, Господь сподобил каждого из вас жить в определенном кругу лиц. Этот круг слагает свою духовную атмосферу, в которую оказываетесь и вы невольно включены. Человек неповторим, он имеет свои достоинства, но также и недостатки.

Есть такое наблюдение, ставшее пословицей: «По течению только мертвая рыба плывет». Поверьте, вам еще неоднократно придется испытать постороннее давление, если вы в чем-то отличаетесь от других: ходите в храм, не перенимаете чужих привычек, не заискиваете перед ложью, жестокостью и злом. Итак, порой необходимо дать достойный отпор.

Помните из фильма «По кличке «Зверь»»: «я тебя уважаю за то, что ты человеком остался». Это очень важно: остаться человеком тогда, когда тебе предлагают нечто иное.

Не перенимайте чужие дурные привычки, не теряйте ту исключительность, которая дана вам Богом!

И если вы вновь слышите известный девиз: «В жизни надо попробовать все», то спросите такого дегустатора: «А ты пробовал прикасаться к оголенным высоковольтным проводам, пить цианистый калий, прыгать с девятого этажа без парашюта?»

«Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф. 10: 16), — сказал Христос. Христианская любовь к ближнему не исключает рассудительности.

Необходимы мудрость и мужество, чтобы, когда рядом предлагают рискнуть заработать слишком легким, но небезупречным способом, прикоснуться «таинственному наслаждению» наркотика, почувствовать себя «взрослым» в преступной связи, — вовремя сказать твердое «нет».

Помните из «Алисы в стране чудес»:

«»Вот что, голубчик, — сказала Алиса поросенку, — если ты твердо решил стать свиньей, нам придется расстаться. Так что взвесь, пожалуйста, все «за» и «против»…

И Алиса стала размышлять о тех своих знакомых, из которых тоже запросто вышли бы самые настоящие свинки, и уже подумала: «Эх, знать бы, как их превратить…»»

Но не будем даже мысленно превращать плохих знакомых в кого-либо. Отказ последовать греху не означает презрение к предлагавшему это человеку. От больного холерой следует держаться подальше, однако сам больной заслуживает сострадания. Христианину чуждо превозношение перед страдающим духовными недугами.

Шаг к другому

У преподобного аввы Дорофея (конец VI — начало VII века) есть такой образ: «Представьте себе круг, начертанный на земле, середина которого называется центром, а прямые линии, идущие от центра к окружности, называются радиусами… Предположите, что круг сей есть мир, а самый центр круга — Бог; радиусы же, то есть прямые линии, идущие от окружности к центру, суть пути жизни человеческой. Итак, насколько святые входят внутрь круга, желая приблизиться к Богу, настолько, по мере вхождения, они становятся ближе и к Богу, и друг к другу; и сколько приближаются к Богу, столько приближаются и друг к другу; и сколько приближаются друг к другу, столько приближаются и к Богу. Так разумейте и об удалении. Когда удаляются от Бога и возвращаются ко внешнему, то очевидно, что в той мере, как они исходят от средоточия и удаляются от Бога, в той же мере удаляются и друг от друга; и сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога. Таково естество любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удален и от ближнего. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближним; и сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся с Богом».

Один из основных пороков современного общества — духовная разобщенность. Человек боится открыть себя навстречу другому и не хочет приобщиться жизни ближнего. Люди, — эти дети одного Небесного Отца, призванные к свету одного Небесного Царства, — обращены лицами друг от друга и тем самым смотрят в никуда.

Христианство, очищая людей от греха, несет в мир единение всех в святости Господа — в Церкви Христовой. Путь к этому начинается с молитвы о другом человеке, каков бы этот человек ни был. Молясь о его спасении, мы прикасаемся его личной жизни и сами открываем себя навстречу ему. Потому что от души пожелать другому добра и искренно помолиться о нем — значит, сделать первый и главный шаг на пути к единодушию.

Ситуации в общении с другими людьми бывают различные. Не всегда совесть подскажет, как правильно поступить. Но Спаситель произнес удивительные слова, которые помогут найти верный выход: «Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7: 12). Эти слова должны стать законом жизни.

Некая бедная девушка, портниха, жительница одного северного города, получила известие, что мать ее при смерти и просит приехать (было это в дореволюционное время). Девица не имела на дорогу денег и отнесла в ломбард свою швейную машинку, заложив ее за 10 рублей. По приезде к матери она, к великой радости, застала ее в живых. Мать благословила ее и вскоре скончалась. Похоронив ее по-христиански, девица вернулась к себе. Теперь ей нужно было выкупить машинку, она обошла всех знакомых, прося взаймы, но все было тщетно. Надежды на людей не оставалось. И девушка пришла в храм, который находился напротив городского вокзала, к иконе Божией Матери «Знамение». Со слезами она просила Богородицу помочь ей в нужде. Выйдя из храма, девица увидела, как два неизвестных хорошо одетых господина у вокзального подъезда садятся в экипаж. Один из них, застегиваясь перед посадкой, уронил свой бумажник. Между тем лошадь тронулась и карета поехала. Девушка, подняв бумажник, с криком побежала догонять карету, но за топотом лошадей ее голос не был услышан. Только несколько минут спустя, с помощью впереди шедших людей, удалось остановить коляску. Девушка подбежала к неизвестным ездокам и отдала оброненные деньги.

Владелец бумажника сказал: «Дорогая девица! Вы обладаете ангельской добротой и честностью. Здесь шесть тысяч рублей. По закону вы имеете право рассчитывать на третью часть найденных вами денег». Он тут же отсчитал ей четыре пятисотенных бумажки и вручил их со словами: «Желаю, чтобы эти деньги, приобретенные вашей честностью, помогли вам в жизни». Затем он вручил ей свою карточку со словами: «Если вам когда-нибудь нужна будет помощь, то приходите ко мне. Я всегда буду рад вам помочь». Девушка горячо поблагодарила своего благодетеля и тут же вернулась в храм для благодарения Царицы Небесной за неожиданное покровительство.

Люби, пока любить ты можешь,
Иль час ударит роковой,
И станешь с поздним сожаленьем
Ты над могилой дорогой.
О, сторожи, чтоб сердце свято
Любовь хранило, берегло,
Пока его другое любит
И неизменно, и тепло!
Тем, чья душа тебе открыта,
О, дай им больше, больше дай!
Чтоб каждый миг дарил им счастье,
Ни одного не отравляй!
И сторожи, чтоб слов обидных
Порой язык не произнес.
О Боже! Он сказал без злобы,
А друга взор уж полон слез!
Люби, пока любить ты можешь,
Иль час ударит роковой,
И станешь с поздним сожаленьем
Ты над могилой дорогой.
Вот ты стоишь над ней уныло.
На грудь поникла голова,
Все, что любил, навек сокрыла
Густая влажная трава.
Ты говоришь: «Хоть на мгновенье
Взгляни — изныла грудь моя!
Прости язвительное слово,
Его сказал без злобы я».
Но друг не видит и не слышит,
В твои объятья не спешит,
С улыбкой кроткою, как прежде,
«Прощаю все» не говорит.
Да, ты прощен, но много-много
Твоя язвительная речь
Мгновений другу отравила,
Пока успел он в землю лечь.
Люби, пока любить ты можешь,
Иль час ударит роковой,
И станешь с поздним сожаленьем
Ты над могилой дорогой.
А. Плещеев

Поиск самого близкого

Что может быть хуже полного одиночества? Душа начинает тосковать, если рядом нет того, с кем можно было бы поделиться. Человеку свойственно не замыкаться на себе, искать, находить что-то живое и общее с другими людьми. И вместе, как трудно найти того, кто понял бы тебя во всем до глубины души, хранил бы все твои тайны и сам ничего от тебя не скрывал.

Поэтому каждый ищет друга. И не просто друга.

Кто скажет, откуда берется это удивительное чувство, вдруг охватывающее душу, поражающее сердце, заставляющее совсем по-особому, не как обычно, смотреть на человека противоположного пола?

Случалось ли это с вами?

Конечно, случалось.

В наше естество Господь вложил удивительную силу — любовь. Она, подобно магниту, заставляет стремиться друг к другу в поиске единения как душой, так и телом. Любовь соединяет двоих в одну душу и одну плоть, делает их самыми родными и близкими друг другу.

Любовь — дар Божий. Но можете ли вы сказать, как этот дар отличить от влюбленности и от увлечения внешней красотой? Да и есть ли такое различие?

Помните, из «Ромео и Джульетты»: герой тосковал по Розалине, но, едва увидел Джульетту — и уже охвачен чувством к ней, а через сутки добивается венчания. Не случайно брат Лоренцо заметил:

У бурных чувств неистовый конец,
Он совпадает с мнимой их победой.
Разрывом слиты порох и огонь,
Так сладок мед, что, наконец, и гадок.
Избыток вкуса отбивает вкус.
Не будь ни расточителем, ни скрягой:
Лишь в чувстве меры истинное благо.

Так и в реальной жизни: едва увидев хорошенькую девушку, парень уже обольщен ею. Образ ярко запечатлевается в сознании, воображение влечет к мечтам. Сердце предается горячему, пылкому чувству.

Однако есть вопрос для размышления: почему бывает, что человек, показавшийся сначала самым прекрасным в мире, при личном, более близком общении вдруг теряет свою красоту; напротив, нередко человек с виду невзрачный, по мере общения и познания его души, предстает все более и более красивым?

Любовь или бенгальский огонь?

Зажигали ли вы на Новый год бенгальский огонь?.. Он завораживает взор яркими искрами,  но скоро угасает,  оставляя затем один дым. Этому огню подобна и пылкая любовь, внезапно возбужденная красотой и внешними манерами. Ромео тягостно воздыхал:

Что есть любовь? Безумье от угара, Игра огнем, ведущая к пожару, Столб пламени над морем наших слез, Раздумье необдуманности ради, Смешенье яда и противоядья.

Неслучайно в порыве чувств Ромео и Джульетта заканчивают жизнь самоубийством, по сути, убивают и собственные души. Горе такой любви, при которой хотят насладиться только здесь, на земле, закрывая себе дверь к любви вечной.

А что было бы с чувствами героев, если бы они остались живы? На это отвечает реальная жизнь. Многие, едва загоревшись, остыли: красота ранее любимого лица исчезла, стала привычной, приелась, взамен явилось недопонимание друг друга, раздражение.

Да, со временем телесная красота увянет, плотское влечение остынет. Но если на нем основывалось взаимоотношение, то с прекращением страсти прекратится любовь.

Какова же истинная любовь?

Во время Второй мировой войны в одном госпитале встретились раненый солдат и медсестра. Они искренно полюбили друг друга. Расставаясь, обещали встретиться по окончании войны, и солдат подарил девушке полевой цветок. Минули военные годы. Жизнь разбросала любимых. Он находился возле Москвы, занимал один за другим высокие посты. Женился, но затем развелся и остался один. Наступила старость, и вдруг он почувствовал, словно кто-то родной и очень близкий приближается, идет к нему. Он получает почту и видит в конверте высохший полевой цветок, который некогда подарил. Она умерла, но перед смертью просила дочь написать ему письмо и положить в конверт этот цветок. Она знала о нем все, собирала вырезки из газет, но не решилась дать о себе знать — он занимал слишком высокое положение. Тогда он понял, что все это время любил только ее.

Любовь — это когда другой для тебя как твое «я», даже возвышеннее, чем «я». Ошибки в жизни совершает каждый. Но истинная любовь стремится быть вечной.

Настоящая любовь обращена к душе как к святыне. Она есть спокойное, ровное, тихое чувство.

Любовь — сокровенный свет, пребывающий в сердцах двух возлюбленных, который видят только они. Она есть вполне объективное ощущение, что все, что есть в этом человеке, — действительно «твое», это что-то родное и самое близкое твоему сердцу. И общение с этим человеком идет просто, естественно, без внутренней скованности, без лишних слов. Потому что есть какое-то родство, близость, сокровенность двух любящих друг друга душ, осененных благословением Божиим. Их близость — не в плотском разгорячении, вовсе нет, но во взаимном сердечном тепле, в постоянном согревании друг друга.

Истинная любовь — вся в глубочайшем внимании друг к другу и, значит, во взаимной верности, в полном принятии скорбей и радостей любимого как своих личных скорбей и радостей. Посредством зрения души другого красивым является и внешний облик его:

Все в ней гармония, все диво,
Все выше мира и страстей;
Она покоится стыдливо
В красе торжественной своей;
Она кругом себя взирает:
Ей нет соперниц, нет подруг;
Красавиц наших бледный круг
В ее сиянье исчезает.
 
Куда бы ты ни поспешал,
Хоть на любовное свиданье,
Какое б в сердце ни питал
Ты сокровенное мечтанье, —
Но, встретясь с ней, смущенный, ты
Вдруг остановишься невольно,
Благоговея богомольно
Перед святыней красоты.
А. Пушкин, «Красавица»

Настоящая любовь всегда чужда дерзости и ревнивого эгоизма.

Желание обладать другим человеком, насытить себя его красотой и девственностью показывает не любовь, а тайную гордость. Печорин рассуждал: «Есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет!» Себялюбивый ищет удовлетворения лишь себя, своих низких чувств. Он жаждет насытить свою эгоистическую, преступную страсть, но как только насытится, вмиг охладевает и даже отвращается от мнимо любимого.

Гляди, я дую на свою ладонь
И след любви с себя, как пух, сдуваю.
Развеяна. Готово. Нет ее.
О ненависть и месть, со мною будьте
И грудь раздуйте мне шипеньем змей!
В. Шекспир, «Отелло»

Любовь — чистота

Любовь — чистое чувство. Кто любит, тот благоговеет перед целомудрием любимого, видит в нем святыню и хранит ее, он не позволит телесной близости до законного супружества. Блуд несовместим с истинной любовью.

На самом деле, кто действительно любит, тот даже в мысли не допустит плотской страсти в отношении другого.

Так, каждый может проверить самого себя: любовь ли греет сердце его или же страсть возбуждает плоть?

 

Однажды красавица мне говорила
О том, что такое любить:
«Любить — это падать, и в этом паденье
Другого с собой захватить».
 
Такую любовь я не знал и не знаю,
И знать не могу, не хочу.
Иную мечту о Любви в своем сердце
Я светом надежд золочу.
 
Любить — самому в высоту подниматься
Тернистою узкой тропой.
Любить — это в райские двери стучаться,
Другого ведя за собой.
Архимандрит Исаакий (Виноградов)

Любовь — это жертвенность

Есть очень назидательная древняя притча. Некто, подойдя к дверям любимого человека, стал стучаться. И послышался голос изнутри: «Кто там?»

—      Это я, — отозвался стучавший.

—      Нет места двоим в этом доме, — отвечал голос, и дверь не отворилась.

Тогда пошел человек с желанием своим в пустыню, постился и молился в уединении и опять пришел через год к тому дому и постучался.

—      Кто там? — послышался голос.

—      Ты сам, — отвечал стучавший.

И отворилась ему дверь.

Кто-то из древних святых заметил, что хотя небожителей намного больше, чем живущих на земле, однако на Небе — у всех одна воля, а на земле у каждого своя. Лишь любовь творит из двух воль одну, вдохновляя каждого отдавать свое ради другого. При истинной любви жертвовать собой не значит ущемлять себя, потому что у любящих жертвенность добровольная.

В 1888 году императорский поезд, в котором ехали государь Александр III с семьей, потерпел крушение. Крыша вагона, в котором во время обеда находилась царская семья, стала проваливаться. Император принял на себя ее тяжесть и держал до тех пор, пока его жена и дети не выбрались живыми и невредимыми из-под обломков. Он поступил так потому, что любил жену и детей больше, чем себя.

Напротив, печально известный Печорин сам указывает причину своих бед: «Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия…»

Близка мать детям, близки друзья друг другу, но близость возлюбленных намного глубже: они — одна душа, их скорби и радости настолько взаимны, что исполняется слово Писания: «Оставит человек отца и мать, и прилепится к жене своей; и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19: 5-6).

Любовь мирна и несет мир. Любящий человек не раздирается помыслами ревности, не сторожит «любимого», всюду видя возможных соперников и заранее обращая на них весь гнев. Истинная любовь верна и верит. Главная ошибка Отелло заключалась в том, что он охотнее и доверчивее слушал постороннего человека, нежели собственную супругу, любящую его.

Ревнуют не затем, что есть причина,
А только для того, чтоб ревновать.
Сама собой сыта и дышит ревность.
В. Шекспир, «Отелло»

Любовь не сковывает любимого, не запрещает ему общаться с кем-либо. Потому что истинная любовь свободна, она любит добровольно, жаждет встречной добровольной любви и верит в искренность любимого.

Любимый — кумир или образ Божий?

В жизни не все бывает ровно и гладко. На пути двух любящих друг друга возникают определенные ступени взаимного познания. Если вначале каждый настроен видеть в другом идеал красоты и всех совершенств, то по мере реального общения сталкивается с особенностями характера, с недостатками любимого. Тогда возможны огорчения, когда видишь, что любимый не во всем таков, каким хотелось бы видеть его. Этого не стоит бояться.

Есть смысл задать вопрос себе: насколько я сам соответствую идеалу, своим запросам о другом человеке?

Открой глаза на свое несовершенство, на свою собственную немощность, а отсюда сострадай немощам другого!

На самом деле, когда оба любящих преодолеют в себе надуманные стереотипы образа другого человека, когда все недопонимания разрешатся в духе любви и жертвенности, тогда реальный образ любимого предстанет намного красивее, намного лучше вымышленного.

Не делай из человека кумира!

И когда уйдут превратные представления о другом человеке по прихотям нашей испорченной природы, тогда окажется, что любимый в реальности как раз отражает идеал, соответствует всем сокровенным желаниям. Реальность выше вымысла, чище, лучше мечтаний. Но зрение идеала, а лучше сказать, образа Божия в другом человеке, возможно лишь при чистоте своего собственного сердца. Потому что другой человек бывает настолько красив пред нами, насколько мы сами с любовью относимся к нему.

Прими другого, какой он есть!

Если человека любят за что-то, это — несовершенная любовь. Истинная любовь приемлет другого таким, каков он есть в реальности, невзирая на его заслуги и достоинства, невзирая и на его недостатки. Любовь несовместима с гордостью, потому что чистая, искренняя любовь объемлет другого, каким бы он ни был.

А ложная любовь — самолюбие — довольна лишь теми, кто ублажает ее, кто льстит и заискивает перед ее самомнением. Поверьте, что именно такой была холодная душа Снежной Королевы: «Глаза ее сверкали, как звезды, но в них не было ни теплоты, ни кротости». Потому-то и «поцелуй ее был холоднее льда». Думающий о себе как об обладателе великих достоинств никогда не поймет другого, не почувствует его скорби, не порадуется радости, тем более не снизойдет к его недостаткам.

Путь к настоящей, прочной любви пролегает через непрестанный внутренний труд над самим собой, через искоренение страстей, которые все сводятся к самости, угождению своим желаниям. Но надо помнить, что только Бог может подать помощь в преодолении немощей. Один Господь скрепляет союз двух людей бессмертными, вечными узами.

Отчего в мире царит недоверие, неискренность, обособленность всех от всех? Почему мы часто в общении с другими испытываем и сами создаем внутреннюю скованность?

Человек постоянно замыкается на самом себе, не может открыть своего сердца другому. Он замкнут, потому что нет того, кто поймет его душу, и потому что часто в открытую душу плюют, ее попирают, как это случилось с сердцем любвеобильного Данко.

Мы одиноки в мире и часто либо озлоблены, либо находимся на грани какой-то оставленности, не ощущая опоры в жизни. Лишь истинная любовь к другому человеку, которую вложил Господь в естество наше и которая возникает лишь в христианском сердце, может вывести из состояния внутренней скованности. Чьего сердца коснулась любовь, тот не будет замкнут. Сердце любящего болит о другом, и эта боль растапливает холод бесчувствия, подает ощущение чего-то совершенно нового в жизни. Любовь обновляет человека и учит действительно жить, потому что истинная любовь — это жизнь не ради себя, а ради друг друга.

Любовь способна возвести человека от земли к самому Небу

А теперь, полностью полагаясь на вас в этой сокровенной теме, предлагаем вам краткий отрывок из романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея».

Герой очарован юной, нежной актрисой, великолепная игра которой привлекала зрителей к бедному театру. Будучи помолвлен с Сибилой, — так звали любимую, — Дориан пригласил на ее выступление своих друзей. Но произошло невероятное: на этот раз она играла удивительно плохо.

«…Как только окончился спектакль, Дориан Грей помчался за кулисы. Сибила стояла одна в своей уборной. Лицо ее светилось торжеством, глаза ярко блестели, от нее словно исходило сияние. Полуоткрытые губы улыбались какой-то одной ей ведомой тайне.

Когда вошел Дориан Грей, она посмотрела на него с невыразимой радостью и воскликнула:

—      Как скверно я сегодня играла, Дориан!

—      Ужасно! — подтвердил он, глядя на нее в полном недоумении. — Отвратительно! Вы не больны? Вы и представить себе не можете, как это было ужасно и как я страдал!

Девушка все улыбалась.

—      Дориан, — она произнесла его имя певуче и протяжно, упиваясь им, словно оно было слаще меда для алых лепестков ее губ. — Дориан, как же вы не поняли? Но сейчас вы уже понимаете, да?

—      Что тут понимать? — спросил он с раздражением.

—      Да то, почему я так плохо играла сегодня… И всегда буду плохо играть. Никогда больше не смогу играть так, как прежде.

Дориан пожал плечами.

—      Вы, должно быть, заболели. Вам не следовало играть, если вы нездоровы. Ведь вы становитесь посмешищем. Моим друзьям было нестерпимо скучно. Да и мне тоже.

Сибила, казалось, не слушала его. Она была в каком-то экстазе счастья, совершенно преобразившем ее.

—      Дориан, Дориан! — воскликнула она. — Пока я вас не знала, я жила только на сцене. Мне казалось, что это — моя настоящая жизнь. Один вечер я была Розалиндой, другой — Порцией. Радость Беатриче была моей радостью, и страдания Корделии — моими страданиями. Я верила всему. Те жалкие актеры, что играли со мной, казались мне божественными, размалеванные кулисы составляли мой мир. Я жила среди призраков и считала их живыми людьми. Но ты пришел, любимый, и освободил мою душу из плена. Ты показал мне настоящую жизнь. И сегодня у меня словно открылись глаза. Я увидела всю мишурность, фальшь и нелепость той бутафории, которая меня окружает на сцене. Сегодня вечером я впервые увидела, что Ромео стар, безобразен, накрашен, что лунный свет в саду не настоящий и сад этот — не сад, а убогие декорации. И слова, которые я произносила, были не настоящие, не мои слова, не то, что мне хотелось бы говорить. Благодаря тебе я узнала то, что выше искусства. Я узнала любовь настоящую. Искусство — только ее бледное отражение. О радость моя, мой Прекрасный Принц! Мне надоело жить среди теней. Ты мне дороже, чем все искусство мира. Что мне эти марионетки, которые окружают меня на сцене? Когда я сегодня пришла в театр, я просто удивилась: все сразу стало мне таким чужим! Думала, что буду играть чудесно, — а оказалось, что ничего у меня не выходит. И вдруг я душой поняла, отчего это так, и мне стало радостно. Я слышала в зале шиканье — и только улыбалась. Что они знают о такой любви, как наша? Возьми меня отсюда, Дориан, уведи меня туда, где мы будем совсем одни. Я теперь ненавижу театр. Я могла изображать на сцене любовь, которой не знала, но не могу делать это теперь, когда любовь сжигает меня, как огонь. Ах, Дориан, Дориан, ты меня понимаешь? Ведь мне сейчас играть влюбленную — это профанация! Благодаря тебе я теперь это знаю.

Дориан порывистым движением отвернулся от Сибилы и сел на диван.

— Вы убили мою любовь, — пробормотал он, не поднимая глаз.

Сибила удивленно посмотрела на него и рассмеялась. Дориан молчал. Она подошла к нему и легко, одними пальчиками коснулась его волос. Потом стала на колени и прильнула губами к его рукам. Но Дориан вздрогнул, отдернул руки. Потом, вскочив с дивана, шагнул к двери.

—      Да, да, — крикнул он, — вы убили мою любовь!

Раньше вы волновали мое воображение, — теперь вы не вызываете во мне никакого интереса. Вы мне просто безразличны. Я вас полюбил, потому что вы играли чудесно, потому что я видел в вас талант, потому что вы воплощали в жизнь мечты великих поэтов, облекали в живую, реальную форму бесплотные образы искусства. А теперь все это кончено. Вы оказались только пустой и ограниченной женщиной. Боже, как я был глуп!.. Каким безумием была моя любовь к вам! Сейчас вы для меня ничто. Я не хочу вас больше видеть. Я никогда и не вспомню о вас, имени вашего не произнесу. Если бы вы могли понять, чем вы были для меня… О Господи, да я… Нет, об этом и думать больно. Лучше бы я вас никогда не знал! Вы испортили самое прекрасное в моей жизни. Как мало вы знаете о любви, если можете говорить, что она убила в вас артистку! Да ведь без вашего искусства вы — ничто! Я хотел сделать вас великой, знаменитой. Весь мир преклонился бы перед вами, и вы носили бы мое имя. А что вы теперь? Третьеразрядная актриса с хорошеньким личиком.

Сибила побледнела и вся дрожала. Сжав руки, она прошептала с трудом, словно слова застревали у нее в горле:

—      Вы ведь не серьезно это говорите, Дориан? Вы словно играете.

—      Играю? Нет, играть я предоставляю вам, — вы это делаете так хорошо! — едко возразил Дориан.

Девушка поднялась с колен и подошла к нему. С трогательным выражением душевной муки она положила ему руку на плечо и заглянула в глаза. Но Дориан оттолкнул ее и крикнул:

—      Не трогайте меня!

У Сибилы вырвался глухой стон, и она упала к его ногам. Как затоптанный цветок, лежала она на полу…

…а Дориан Грей смотрел на нее сверху с усмешкой высокомерного презрения на красиво очерченных губах. В страданиях тех, кого разлюбили, всегда есть что-то смешное. И слова и слезы Сибилы казались Дориану нелепо-мелодраматичными и только раздражали его».

Произошла глубокая трагедия, ставшая первым кардинальным поворотом в жизни героя.

А в чем же была причина этой духовной трагедии?

Выбор пути

Обыкновенно большинство школьников ждут выпускной день как прекращение каторги.

Сердце в будущем живет;
Настоящее уныло:
Все мгновенно, все пройдет;
Что пройдет, то будет мило.
А. Пушкин

Наконец-то завершится однообразный ритм жизни, прекратятся ненужные переживания, уйдут в прошлое эмоции учителей и головные боли над учебниками. Сдача последних экзаменов представляется как дверь к долгожданной свободе, жизненным успехам.

Но разве сама жизнь не подобна постоянным зачетам и экзаменам? Едва успел разобраться с одними проблемами, разрешить возникшие трудности, как уже подступают новые и надо готовиться к решению их. Еще не закончилась учеба в школе, как уже необходимо думать о дальнейшем пути. Кем я стану, какую профессию избрать, чтобы это вело к благополучию моему и моей семьи?

Вы правы, избирать надо ту работу, которая доставит полную обеспеченность семейных нужд. Человек несет ответственность за свою семью, от его труда зависит ее достаток. Но, с другой стороны, если искать работу только ради заработка, то вы никогда не будете ею довольны.

При постройке Шартрского собора трое работяг с утра до вечера возили одинаковые тачки с камнями. И как-то им задали один и тот же вопрос: чем они заняты? Первый, вздохнув, сказал: «Несу этот проклятый труд». Второй печально произнес: «Зарабатываю себе на жизнь». А третий вдруг радостно ответил: «Воздвигаю прекрасный собор». Эти трое исполняли одну и ту же работу, почему же счастлив был только один?

Сама цель жизни состоит вовсе не в том, чтобы только наслаждаться ею, а в том, чтобы вносить в нее смысл и радость и чтобы к этой радости были причастны другие. Кто поступает именно так, тот всегда и везде будет счастливым и радостным.

Да и разве есть в душе человека четкий критерий обеспеченности? Ведь сколько бы много человек ни стремился заработать, ему будет хотеться все большего.

«Смотрите, берегитесь любостяжания (любви к приобретениям), ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12: 15), — сказал Христос.

Более богат тот, кто менее других привязан к деньгам. И счастлив тот, кто при любом достатке сохраняет доброе расположение души.

В «Прологе» рассказывается такая история. Некий старец, придя в одно селение, чтобы продать свое рукоделие, встретил простолюдина, который, окруженный нищими и убогими, возвращался с работы в свой дом. Старец вместе с другими вошел к нему, и простолюдин омыл всем ноги, всех накормил, напоил и успокоил. Узнав, что это был камнесечец Евлогий, который каждый день всю заработанную плату делил с бедными, старец подумал, что если бы этот человек был богат, сколько бы он сделал добра! И стал молить Бога, чтобы Он дал Евлогию богатство. Молитва старца была услышана, и Господь сказал ему: «Евлогию лучше оставаться так, как теперь. Но если хочешь, Я дам ему богатство, только поручишься ли за него?» — «Да, Господи, — отвечал старец, — от рук моих взыщи душу его!» На другой день Евлогий, по обычаю придя на работу, начал ударять мотыгой в каменную скалу и, пробив отверстие, увидел в скале пещеру, наполненную золотом. Задумался Евлогий и решил золото тайно перенести домой. И вот уже нищие забыты, а Евлогий по ночам возит к себе золото. Затем он удалился в Византию, купил дворцы, сделался вельможей.

Прошло два года. Однажды старец видит во сне, что Евлогий изгоняется от лица Господня. Ужаснулся отшельник и пошел в то селение, где в первый раз встретил Евлогия. Долго ища и не находя его, он обратился к одной старице с вопросом: «Нет ли у вас в селении какого нищелюбца?» Старица сказала ему: «Увы, был у нас один такой, камнесечец, но теперь он стал вельможей и ушел от нас». Старец воскликнул: «Что я сделал, ведь я убийца!» Он сел на корабль и отправился в Византию. Найдя дом Евлогия, он сел у его ворот и стал ждать выхода хозяина. Дождался: выходит Евлогий, окруженный рабами, гордый, надменный. Старец пал перед ним и воскликнул: «Помилуй, я что-то хочу сказать тебе!» Но Евлогий вместо ответа приказал бить старца. Встретил он в другой раз Евлогия и опять был бит. В третий раз ему также нанесли раны. В отчаянии он решил вернуться домой, сел на корабль и тут упал без чувств. В это время во сне он снова видит Господа с гневным лицом, окруженного ангелами, и Господь повелевает им изринуть старца от Своего лица как виновника в погибели Евлогия. Но явилась Матерь Божия и стала умолять Господа о прощении. Тогда Господь сказал старцу: «Впредь не проси того, чего не должно. Я возвращу Евлогия в его прежнее положение». Радостный проснулся старец и со слезами возблагодарил Господа и Пречистую Его Матерь. Что же случилось? Умер в Царьграде царь Иустин, любивший Евлогия, а новый приказал отобрать его имение в казну, а самого его убить. Евлогий бежал и наконец достиг своего села. Первым его делом было пойти к скале, не найдется ли в ней опять золота. Но золота не нашлось. Тогда он пришел в себя и через некоторое время вновь сделался нищелюбцем и страннолюбцем. Старец, узнав об этом, прославил Бога.

Господь в душу каждого человека вложил определенные дары. Открыть их в себе — значит, оправдать собственную жизнь, увидеть ее ценность и смысл, найти путь к радости.

То есть важно увидеть свое призвание. А что это такое? Призвание к чему-либо — это особый внутренний зов, который верно подсказывает, к чему стремиться и что искать, и сопровождается особым творческим вдохновением. Это такое осмысление жизни, когда появляются ориентиры и ты пытаешься достичь важную для тебя цель. Этот внутренний зов, голос, надо уметь услышать, а для этого необходима чуткость к тому, что происходит внутри.

Посмотрите внутрь собственного сердца, откликнитесь на его зов. Пусть выбор пути ответит поиску вашего сердца, тогда этот выбор будет не угнетать, а питать и укреплять вашу жизнь. А чтобы не ошибиться и не принять за истинную цель иллюзию, важно очистить свое сердце.

Если же мы все равно не знаем, куда направить собственную жизнь, как быть?

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам», — сказал Сам Христос (Мф. 7: 7).

Но если просить, надо знать, что, как и у кого.

В сказке «Холодное сердце» угольщик Петер Мунк мечтал о большом заработке и более высоком положении. Он обращается со своей мечтой к лесному духу Стеклянному Человечку — положительному персонажу сказки. Человечек тогда мудро заметил: «Что вы, люди, за странное племя! Редко кто из вас бывает доволен тем положением, которое занимает по рождению и воспитанию». А когда Петер все же настаивал на своем: просил лошадь и повозочку, то Человечек совсем изумился: «Лошадь! Повозочку! Ума, ума — вот чего следовало тебе пожелать, простого человеческого разумения, а не лошадь и повозочку!» Действительно, даром полученный завод привел Петера к беспечности и он стал ходить в трактир. Завод пришел в упадок, Петер продал его в полцены, а вскоре и вовсе разорился.

Итак, задумаемся, что же действительно следовало бы нам просить у Господа?

По крайней мере, мы можем молиться, чтобы Он вразумил, просветил и Сам направил нашу жизнь ко благу.

Вы знаете, что до революции в школах преподавался Закон Божий. На экзамене одного малолетнего воспитанника спросили:

—      Какая молитва нужнее и важнее всех прочих?

—      Молитва Господня, — с кротостью ответил отрок, — та молитва, которой научил нас Сам Бог.

—      А какое прошение кажется тебе необходимее других?

—      Да будет воля Твоя, — сказал мальчик.

—      Почему же так?

—      Потому, что я сам не знаю, что для меня лучше и полезнее, поэтому и надо мне во всех случаях говорить Богу: «Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли!» Одно то хорошо и полезно человеку, что бывает с нами по воле Божией, какова бы она ни была!

Бывает, после усердной молитвы все удивительным образом проясняется. Господь через людей, через обстоятельства жизни приводит человека к пути, на котором он наслаждается собственной работой.

Выбор пути, освященный благословением Божиим, не бывает ошибочным. И еще важно помнить: для хорошей профессии необходимо учиться. Вновь экзамены, вновь переживания, — но благодаря им жизнь в свое время принесет добрые плоды.

В поисках развлечений и отдыха

В IV веке некий охотник, ловя в пустыне диких зверей, увидел, как авва Антоний шутил с братиями, — и соблазнился. Ему казалось, что святой не должен давать себе никаких послаблений. Старец заметил смущение охотника и сказал: «Положи стрелу на лук свой и натяни его». Он сделал так. Старец говорит ему: «Еще натяни». Тот еще натянул. Опять говорит: «Еще тяни». Охотник ответил: «Если я сверх меры натяну лук, то он переломится». Тогда старец сказал: «Так и в деле Божием; если мы сверх меры будем напрягать силы братий, то они скоро расстроятся. Потому необходимо иногда давать хотя некоторое послабление братии». Охотник, услышав это, пришел в сокрушение и пошел от старца со многою пользою. А братия, подкрепившись, возвратились в свое место.

Да, силы человека не безграничны и иногда наступает момент, когда надо полностью сменить деятельность, дать естеству отдых (когда вы прочтете этот параграф, непременно отвлекитесь). Издревле человек находил для этого различные формы творчества, игры, путешествовал или просто гулял. Всегда признавалось, что лучший отдых — на природе.

Впрочем, стоп! Каждый сам определяет, какой для него отдых лучше. Не так ли?

А вдруг мы не всегда свободны в выборе? Или окажется, что какая-то форма отдыха просто навязана нам? Тогда это уже настоящая зависимость и ни о каком отдыхе не может быть речи! Не лучше ли разобраться? Попытаемся?

А теперь внимательно посмотрите на этот специально обустроенный угол в вашем доме, на это самое почитаемое место в комнате. Что там так уютно восседает?

Телевизор!

Догадывался ли изобретатель Зворыкин, что его труды доставят современным людям?.. О древних мифических существах, горгонах, говорили, что посмотревший в их лицо превращается в камень. Телевизор превзошел горгон. Превзошел коварством, ибо человек перед экраном остается живым, но при этом словно каменеет. Преподобный Максим Исповедник говорил: нет вещей дурных по природе, но есть вещи дурные по употреблению. Оставляя без спора эту истину, заметим: голубой экран зачаровал зрителя — и поработил его душу!

Представьте, что ваш дом полон гостей, все ведут оживленную беседу, интересуются друг другом. Но достаточно нажать волшебную кнопочку на пульте управления, и глаза всех невольно устремляются к потоку посторонних образов. Устремляются и вбирают все без разбора, забыв о близких. За несколько часов вы получите столько впечатлений, сколько в нормальной жизни за несколько месяцев.

Но разве это так плохо?.. А что будет с желудком человека, который за день съест столько, сколько положено съедать за неделю?

Кстати, психиатры и психологи считают, что основными болезнями детей в XXI веке будут болезни от телевизора и компьютера.

А один психолог ради научного эксперимента три дня подряд смотрел современные ему остросюжетные боевики. После этого он поехал на трамвае домой. Когда его кто-то случайно задел, он почувствовал едва преодолимое желание развернуться и с размаху ударить толкнувшего. На счастье, психолог сумел совладать с собой. А как вы думаете, откуда у него возникло такое странное желание ударить?

Но как же быть с добрыми, глубокими, идейными фильмами и с такими передачами, как «В мире животных», «Вокруг света» и т.п.? Несомненно, они достойны вашего внимания. Только современное телевидение — это такое поле, где семена цветов и сорняков брошены вместе, а, как известно, сорняк заглушает цветы. Чем заполнены телевизионные программы? Пожалуй, вы вместе с великим поэтом скажете, что там

…современный человек
Изображен довольно верно
С его безнравственной душой,
Себялюбивой и сухой,
Мечтанью преданной безмерно,
С его озлобленным умом,
Кипящим в действии пустом.
А. Пушкин, «Евгений Онегин»

Телевизор привел в ваш дом толпы людей, фантастических призраков, тех, с кем вы не хотели бы встречаться в реальности.

Когда какой-либо грех постоянно перед глазами, он теряет свою отвратительность. А поскольку всякое зрелище вызывает сопереживание, то постепенно увиденная грязь становится естественной для души.

Телевидение — это мир впечатлений и образов. Поверьте, что мы во многом думаем и поступаем так, как об этом увидели по телевизору. Телевизор внедряется в психику человека, задает ей определенный тип мышления и поведения.

Почему же люди так завороженно смотрят в этот экран и даже бабушки не желают умирать ранее просмотра последней, 1030-й, серии какой-нибудь теледрамы?

Потому что в фильмах люди видят осуществление несбывшихся надежд: счастья, романтической любви, удачного итога скитаний, победы над врагами и злом. Просматривая фильм, человек сопереживает героям, приобщается к их успехам, но все это так и остается фантазией. Кино есть игра в действительность и пародия истины. А реальная жизнь постепенно уходит на второй план. Стремление к действительному личному счастью погашено переживанием иллюзий. Именно поэтому после просмотра яркого, насыщенного фильма для многих собственная жизнь представляется серой и скучной.

Впрочем, у телевизора есть одно величайшее достоинство. Он способен показать степень крепости нашей воли. Имея дома телевизор, вы обладаете прекрасным тренажером упражнения силы воли. Попытайтесь-ка неделю не смотреть ни одной передачи. Поверьте, вы скоро почувствуете, что в этом подвиге не обойтись без помощи усердной молитвы. И когда в этой неравной борьбе с теледиктатором вы обретете наконец долгожданную свободу, то вам откроются совершенно новые, удивительные стороны жизни.

Допустим, что так. Но ведь есть еще нечто другое, что близко телевизору, но одновременно весьма отличается от него. Это явление называется — компьютерные игры.

Компьютерные игры

Разве они не упражняют интеллектуальные способности? Разве они не есть усовершенствование различных видов народных игр? Несомненно, усовершенствование! Только всегда ли за играми, привитыми народу, стоит добро и польза? Не так давно во Владимирской области со священником Виктором Ц. произошел такой случай. Он пришел в дом знакомых людей и застал их за игрой в карты. «Чем же вы тут занимаетесь?» — возмутился он. Собрав карты со стола, священник решительно бросил их в печку. Раздался оглушительный взрыв, которого не ожидал никто, включая самого батюшку. В печи образовалась щель толщиной в палец. Это стало уроком для всех.

Значит, есть игры, где на кон ставится человеческая душа? Да, и эта душа проигрывается при любом исходе игры.

Но как же быть с развитием умственных способностей?

А посмотрите внимательно: победители компьютерных игр — самые ли умные люди?

Превзойти своих сверстников в нажатии кнопок и управлении пультом еще не значит стать мудрым и открыть в себе творческие способности. Любая игра — это искусственная реальность, и человек здесь учится тому, чего в настоящей жизни просто нет и быть не может.

Приведем такое сравнение. Игра в шахматы изначально была задумана для обучения военной стратегии, как имитация военных действий. Но удивительно: ни один великий полководец не был знаменитым шахматистом и ни один великий шахматист не стал знаменитым полководцем. Или вы думаете, что Суворов выиграл бы в шахматы хоть у одного современного чемпиона? А современный чемпион достиг бы хоть одной победы Суворова?

Как же так?

Законы игры и законы жизни кардинально различные.

Правила любой, в том числе компьютерной, игры не вписываются в условия реальной, ни в чем не повторимой жизни. Мир этих игр упрощен, и навык виртуальных побед не выйдет за пределы экрана. Поэтому погрязнуть в компьютерных ребусах — значит, бесконечно отстать от жизни.

Более того, человек привыкает жить реальностью по ту сторону экрана, сам становится телеперсонажем, фишкой компьютерных игр. Он с головой уходит в несуществующий мир, в котором царят космические войны, поединки со всевозможными врагами и присутствует собственная гибель. А что будет с психикой человека, если она постоянно живет иллюзией? Ведь компьютер обладает удивительной гипнотической способностью, так что человек, сев за него на 20-30 минут, поднимается уже через 6-8 часов. И довольный игрок, уничтоживший сотни страшилищ, возвращается к своим делам с истощенной нервной системой.

В таком случае вопрос остается открытым: какой отдых — лучший?

Какой отдых — лучший?

Как же проводить свой досуг? А неужели вы думаете, что здесь вам предложат один общий шаблон? Душа каждого слишком неповторима, чтобы навязывать ей нечто общее. Сердце ищет простора, свободы, гармонии. И именно на этом поиске основывалось творческое вдохновение, изливавшееся в форме музыки, песни, в различных видах искусства.

Досуг многим людям помог открыть в их душе заложенные Богом дары и способности. Итак, отдых способен не только отвлечь вас от утомительной деятельности, но и помочь найти в вас самих нечто важное, интересное. Да не подведет вас ваша интуиция!

Со своей стороны поделимся следующим.

Человек — венец творения. В каждом из нас есть потребность наслаждаться природой. Цивилизация высушивает все внутренние силы человека, а чистая, открытая природа вдохновляет и укрепляет. Кто пребывает в ее тишине, тот изумляется красоте, вложенной Творцом в окружающий мир.

Побыть наедине с самим собой — вот чего так не хватает современному человеку. Теряясь во внешних впечатлениях, человек не замечает голос и поиск собственной души. А что может быть страшнее, как не слышать самого себя?

«Молчание возлюбите и уединяйтесь, сколько возможно, чтобы быть во единении с Господом», — говорил святитель Феофан Затворник. Отдых способен стать еще одним шагом к Богу. А в каком случае этот шаг действительно возможен, вопрос уже к вам!

Граница земной жизни

Покажи мне, Владыка, кончину мою,
Приоткрой и число уготованных дней,
Может, я устрашусь от того, что живу,
И никто не осилит боязни моей.
 
Приоткрой, и потом от меня отойди,
Чтобы в скорби земной возмужала душа,
Чтобы я укрепился на крестном пути,
Прежде чем отойду, и не будет меня.
И. Росляков (впоследствии иеромонах Василий)

Есть такая история. К одному старцу пришел юноша и весело сказал:

—      Порадуйся за меня, отче, мой дядя, наконец, согласился со мной: я поступаю в высшую школу, и теперь счастье моей жизни упрочено.

—      Радуюсь за тебя, — ответил старец, — ты, конечно, будешь внимательно и усердно учиться, ну а потом — что?

—      Потом сдам экзамены, получу награду и поступлю на службу.

—      А потом?

—      Я буду продолжать заниматься, стану ученым, обо мне заговорят, ко мне будут стекаться со всех сторон люди, чтобы с доверием учиться у меня.

—      Потом?

—      Накоплю себе денег, стану самостоятельным человеком, женюсь на какой-нибудь девушке с хорошим приданым и заживу своим домом.

—      А потом? — допытывался старец.

—      Потом займусь воспитанием своих детей, чтоб из них вышли дельные люди. Буду каждого из них учить тому, к чему у него будет больше способности. Хорошо образованные, они пойдут по стопам своего отца.

—      Потом?

—      Тогда я отдохну, стану радоваться счастью своих детей, пользоваться их заботой и любовью, то есть заживу спокойной, счастливой старостью.

—      А потом-то? — продолжал упорно старец.

—      Потом?.. Ну, потом… ведь нельзя же всегда оставаться живым, я умру

—      А что же потом? — воскликнул старец.

Тогда веселый юноша изменился в лице, побледнел и с глазами, полными слез, произнес:

—      Прости, отец мой, я забыл о самом главном, что есть на свете для человека, — о благодатном Царстве Божием. С этой минуты я ни когда не забуду об этом.

Когда юный человек рассматривает в зеркале черты своего лица и ощущает в теле здоровье и крепость, ему трудно представить, что некогда он состарится. И только ускоренный бег времени заставляет признать, что жизнь человека — как кратковременный блеск молнии, за которой раздастся гром смертного часа.

По преданию, у царя Соломона на руке всегда был перстень с надписью: «И это пройдет». Надпись напоминала, что как горе, так и веселье завершатся. Пройдет и сама жизнь. Мы все рано или поздно умрем.

«Что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий» (Иак. 4: 14), — сказано в Священном Писании.

…все на свете скоротечно —
Летят губительны часы,
Румяны щеки пожелтеют,
И черны кудри поседеют…
А. Пушкин

Как-то шекспировский герой Гамлет печально-иронически сказал: «Мы откармливаем всяких животных себе в пищу и откармливаем себя в пищу червям. Возьмете ли толстяка-короля или худобу-горемыку, это только два блюда к столу, два кушанья, а суть одна».

В другой раз, оказавшись на кладбище, он узнает череп королевского скомороха и говорит: «Я знал его… Это был человек бесконечного остроумия, неистощимый на выдумки. Он тысячу раз таскал меня на спине. А теперь это само отвращение и тошнотой подступает к горлу. Здесь должны были двигаться губы, которые я целовал не знаю сколько раз. — Где теперь твои каламбуры, твои смешные выходки, твои куплеты?»

Человек — странник на этой земле, и какой бы груз ни успел собрать, дойдя до положенного предела, все нужно будет оставить. Смерть уравнивает всех, богатых и бедных, известных и одиноких.

Жизнь подобна драгоценному сосуду, который люди носят в руках и боятся уронить и который все равно упадет и расколется.

И несомненно перед каждым человеком возникает вопрос: является ли смерть безысходностью?

Разлучение с телом — еще не гибель

Некая семья была заброшена кораблекрушением на пустынный остров среди океана. Члены семьи питались кореньями и травами, жили в пещере. Дети не помнили, когда и как попали на остров, они забыли родину, не знали обыкновенных для людей продуктов питания. Однажды к берегу пристала лодка с четырьмя неграми. Потерпевшие невероятно обрадовались и решили покинуть остров. Но лодка была так мала, что не могла вместить всех. Отец решил отправиться первым. Мать и дети заплакали, увидев его в лодочке. Но он сказал на прощанье:

—      Не плачьте, там лучше, и мы все увидимся.

Скоро лодка вернулась и увезла мать. Дети заплакали еще больше.

—      Не плачьте, — утешала их мать, — скоро мы увидимся в лучшей стране.

Наконец, лодка причалила и за детьми. Очутившись в беспредельном море, они очень испугались, и этот страх не покидал их всю дорогу. Какова же была их радость, когда на берегу они встретили родителей.

—      Милые дети, — сказал им отец, — в нашем переходе с пустынного острова на плодородную землю заключается большой смысл. Всем нам предстоит переход из этого мира в лучший. Остров, на котором мы жили, — образ земного мира. Страна, в которой мы теперь очутились, — слабое подобие Неба. А бурный переход с острова сюда — образ смерти. Лодочка — это носилки, на которых нас понесут четверо носильщиков в черной одежде. — Итак, смерть телесная не есть гибель, не самый конец.

Одна жительница Москвы встретила на Ваганьковском кладбище женщину, которая поведала ей о своих умерших детях: «Живем мы с мужем, слава Богу, хорошо. У нас было двое детей: мальчик двенадцати лет, учившийся в школе, и младший — трех лет». Внезапно старший заболел и со слезами просил маму пригласить духовника и напутствовать его Святыми Тайнами. «Мама, — сказал он, — я скоро умру, приобщи меня». Прошло три дня, и он снова стал просить, чтобы его причастили. Мать говорила, что он недавно причащался, но сын убедительно просил снова пригласить священника. Через два часа после Причащения он скончался. В сороковой день по своей кончине он явился во сне младшему брату со множеством светлых детей, равных ему по летам, и сказал: «Мы пришли за тобой». Малыш стал говорить, что он еще маленький, хочет пожить на свете и не хочет умирать. Усопший брат ответил: «Такова воля Божия, и через три дня ты будешь с нами». Через день после этого сна младший сын заболел и попросил маму позвать к нему священника. После принятия Святых Таин в тот же день он умер. Рассказывая обо всем этом, мать говорила: «Хотя и невыносимо жаль мне было расставаться с детьми, но боюсь плакать и скорбеть, так как верю, что Господь промыслительно управляет жизнью и смертью людей. Кто знает, что получилось бы из детей, если бы они остались живы».

Впрочем, мы все боимся смерти. И иначе не может быть, потому что человек изначально был предназначен к бессмертию.

Иеромонах Василий (Росляков) оставил в своем дневнике такую запись: «Смерть страшна: почему она знает обо мне все, почему она обладает мною, распоряжается мною, как госпожа своим рабом? Христианство дает знание о смерти и о будущей жизни, уничижая этим власть смерти. Да, и о христианине смерть знает все, но и он знает о ней ровно столько, чтобы не бояться ее. Христианство превращает смерть из убийцы во врача, из незнакомца — в товарища. Сколько б ни рассуждали о смерти атеисты и интеллигенты, она для них остается незнакомкой, явлением, не вписывающимся в круг жизни, явлением потусторонним, потому что они не имеют знания о смерти. Мы боимся в темноте хулигана, потому что он незнаком нам, мы не знаем его намерений, а с близким человеком и в темноте встреча становится радостной».

Иеромонах Василий и с ним еще два инока Ферапонт и Трофим были убиты в Оптиной пустыни на Пасху 1993 года ритуальным мечом с надписью: «сатана. 666».

Неужели победа нечистого?

Давайте обратим внимание на удивительные события после трагической гибели.

«Однажды я сильно заболел, — вспоминал один иеродиакон из Псковской епархии. — Температура поднялась высокая. Кашель такой, что невмоготу. Я даже не мог спать лежа, потому что начинал задыхаться. Надо бы в больницу, да до нее далеко и транспорта нет. Я сидел в кресле и еле дышал. И тут настоятель решил послужить панихиду по убиенному иеромонаху Василию с братиями. «Молебен служить вроде бы не положено, так как они пока не прославлены, а панихиду можно», — сказал он и начал разжигать кадило. Во время служения панихиды мне стало легче дышать. Затем я почувствовал облегчение и уснул. Наутро я уже чувствовал себя бодро, а через три дня был совсем здоров».

Одна женщина приехала в Оптину пустынь помолиться. Она не знала при жизни отца Василия, но часто посещала его могилку, прося утешения в скорбях и помощи в разных нуждах. Как-то, задержавшись до ночи на послушании (монастырской работе), женщина возвращалась в монастырскую гостиницу. Вдруг из темноты к ней бросился незнакомый мужчина. Испуганная, она побежала. Добежав до монастырского кладбища, женщина остановилась у могилы иеромонаха Василия и спряталась за крестом. «Отче Василие, — просила она, — помоги, заступись, защити». Незнакомец медленно, но уверенно приближался. И вдруг, словно невидимая стена выросла на его пути.

Испугавшись неведомой ему силы, он круто повернулся и быстро пошел прочь из монастыря. «В этот момент, — вспоминала женщина, — я почувствовала, будто отец Василий встал между нами и закрыл меня своей могучей спиной».

У одного мужчины заболели руки. Пальцы онемели и стали белыми, как будто отмороженными. Он обращался к врачам, но не получил облегчения. Придя на могилки убиенных братьев, он с верою попросил их об исцелении, взял земельку и стал тереть ею свои безжизненные пальцы. Тут мужчина заметил, что пальцы порозовели и начали покалывать. Он еще усерднее стал их растирать и вскоре почувствовал исцеление.

А еще одна женщина страдала более десяти лет неизлечимой болезнью. У нее была опухоль, которая при переутомлении напоминала о себе кровотечением. Придя на могилку батюшки, женщина долго молилась и плакала, прося об исцелении. И вдруг, почувствовав тупую боль, присела на скамейку. Понемногу боль стала проходить. Посидев некоторое время, женщина пошла в храм. Там боль совсем утихла и стало как-то по особенному легко. Вскоре она прошла медицинское обследование, которое показало отсутствие опухоли. Через полгода снова проверилась, и снова опухоли не оказалось. Так женщина полностью выздоровела.

Чудеса и исцеления по молитвам убиенных Оптинских иноков совершаются и по сей день.

Для чего дана жизнь, если надлежит умирать?

Тогда возникает вопрос: для чего дана жизнь, если все равно надлежит умирать? Земное существование, — этот совсем короткий отрезок времени, — для чего он дан? Что нам необходимо успеть понять и что сделать важного? В жизни Ф.М.Достоевского был один достаточно трагичный случай. Его приговорили к смертной казни за участие в революционной деятельности. Правда, затем пришло помилование — смерть заменили десятью годами каторги, но само ожидание скорой казни оставило в душе писателя глубокий след.

В романе «Идиот» Достоевский описывает свои переживания в виде размышлений одного из героев также перед смертной казнью. Пять минут до смерти ему казались огромным богатством, бесконечным сроком. Ярко представилось: как же это так, теперь он есть и живет, а через несколько минут с ним будет уже нечто… Но самой ужасной была беспрерывная мысль: «Что если бы не умирать! Что, если бы воротить жизнь, — какая бесконечность! И все это было бы мое! Я бы тогда каждую минуту в целый век обратил, ничего бы не потерял, каждую бы минуту счетом отсчитывал, уж ничего бы даром не истратил!»

Пришло неожиданное помилование. Постепенно острота переживаний спала с души, ушел страх смерти, и ценность жизни уже не ощущалась так ярко. Потекли обычные дни, и много-много минут опять пропало зря.

Перед лицом смерти человек ясно ощущает ценность жизни, что ее нельзя тратить просто так, впустую, потому что наступит итог, когда необходимо будет представить отчет о прожитом. Совесть порой жестоко обличает умирающего человека, что он земную жизнь провел так, что ему уже не видать жизни вечной.

Последняя ночь Вольтера была ужасной. Он корчился от боли, кричал. Вольтер призывал на помощь Того, Кого всю жизнь преследовал. В предсмертные минуты он умоляет врача: «Заклинаю вас: помогите мне, я дам вам половину своего имущества, если вы продлите мою жизнь хотя бы на шесть месяцев; если же нет, то я пойду в ад и вы последуете туда же». Он хотел пригласить священника, чтобы облегчить душу, но его свободомыслящие друзья не позволили ему этого. Он кричал: «Я покинут Богом и людьми. Я пойду в ад. О, Христос! О, Иисус Христос!» Сестра милосердия, француженка, проведшая несколько часов при смертном одре Вольтера, впоследствии ходила только к умирающим христианам. Она сказала: «За все богатства Европы я не хочу видеть другого умирающего безбожника. Это было нечто ужасное».

А Лев Толстой! Сколько глумился он над православной верой и чем закончил? Чувствуя муки души, перед смертью он посещает Оптину пустынь, но так и не решается на встречу с кем-либо из старцев. А оказавшись на смертном одре, он шлет в Оптину телеграмму с просьбой прислать к нему священника. Прибыл старец — преподобный Варсонофий. Но плотное кольцо поклонников вокруг Толстого не допустило его к умирающему. Писатель стонал: «Ну, теперь шабаш, все кончено!.. Не понимаю, что мне делать?» Руки его были сложены как на молитву. Слабым, жалостливым тоном он произнес: «А мужики-то, мужики как умирают!» — и прослезился. — Так, видно, мне в грехах придется умирать». Сев на постель, он громким голосом внятно произнес: «Вот и конец, и ничего!» Душевное состояние Толстого передавалось окружающим. «Надо бежать!» — это был голос отчаяния погибшей души.

Итак, быть гениальным и известным всему миру еще не значит быть счастливым и достичь вечного спасения. Смерть в двух вышеописанных случаях — это глубокая трагедия человека. Не дай Бог кому-либо еще такой кончины.

За гроб, в вечность уходит одна душа, а значит, со смертью при человеке остается только внутренний мир, то состояние духа, его укорененность в добром или злом, которое выработалось в течение жизни. Если душа давно укрепилась в добрых навыках, она идет к Источнику добра — Богу. Если же в ней преобладают пороки, злые навыки, они влекут ее от Бога, способны навсегда оставить в мучениях совести.

И вновь нам подскажет Андерсен в сказке «Соловей»: «Бедный император почти не мог вздохнуть, и ему казалось, что кто-то сидит у него на груди. Он приоткрыл глаза и увидел, что на груди у него сидела Смерть. Она надела на себя корону императора, забрала в одну руку его золотую саблю, а в другую — богато расшитое знамя. Из складок бархатного балдахина выглядывали какие-то странные лица: одни гадкие, другие милые. Это выползали злые и добрые дела императора, потому что смерть сидела у него на груди.

— Помнишь это? — шептали они по очереди. — Помнишь это? — и рассказывали ему так много, что на лбу у него выступил холодный пот…

Смерть продолжала смотреть на императора своими большими пустыми глазницами…» Конечно, это аллегория, но за ней стоит глубокая истина: переступив порог смерти, человек ответит за все свои дела. Неисповеданные, нераскаянные грехи станут камнем, влекущим душу в глубины ада.

Когда сердце человека открыто навстречу Богу и ближним, стремится делать только добро, тогда каждый миг его жизни найдет отражение в вечности, потому что при таком состоянии души он будет соединен с вечным Богом.

ИВАНУШКА В. А.

Никифоров-Волгин

Умирал братец мой Иванушка. Ему было шесть лет. В больших муках умирал он. По деревенскому обычаю положили его под иконы, чтобы Господь облегчил его… Была пасхальная ночь. Отец к Светлой заутрене пошел, и братец все время спрашивал нас:

—      А тятя скоро придет? Красное яичко… мне обещал…

Мать утешала его:

—      Придет, садик мой, придет… Теперь уж скоро…

Личико его то затуманивалось, то вспыхивало тихими зорниками. Он постоянно ручки тянул к нам, словно на руки просился.

Он приподнял головку и к чему-то прислушиваться стал. Слушал долго, а потом сказал:

—      Мама! Воробушки скачут!

В комнате прозвенело что-то похожее на упавшие стеклянные бусинки — это Иванушка засмеялся в бреду.

И стал он опять тосковать и метаться по постельке.

—      Мама! Распутай нитки у меня на грудке…

Мать гладила его грудку и, как нищая на церковной паперти, стала всхлипывать:

—      Вот… я ниточки распутываю… вот так…

Будет Иванушке вольготно… Вот так!..

Вдруг братец опять приподнялся и радостно закликал:

—      Тятя идет!

Мы ничего не слышали — бредит Иванушка! Я посмотрел в окно. В конце улицы в рассвете пасхального утра шел отец.

Только что он показался в дверях, Иванушка ручки вскинул навстречу, а ручки сухенькие и словно серебряные при металлическом утреннем свете. Эта серебряность особенно потрясла меня. Не в этой ли серебряности тела — смерть?

Отец взял Иванушку на руки, похристосовался с ним и стал носить его по комнате. Дали Иванушке красное яичко, но он не удержал его в ручке, и оно покатилось по полу. Глазами «большого» посмотрел на него и заплакал.

Положили Иванушку на постельку. Он закрыл глазки, а потом хрустнул горлышком, как речная тростинка, когда ее в руке сожмешь, и пострашному затих.

Лицо матери стало серебряным. Отец послушал Иванушку и перекрестил его, сказав: «Царство Небесное!..»

В течение трех дней приходили кланяться Иванушке сродственники наши, соседи… На Иванушку смотрели тихими церковными глазами:

—      Ангельская душенька!

Тетка Прасковья сказала:

—      Сейчас Господь за ручку его водит и сады Свои показывает…

Я представлял себе, как Господь водит Иванушку по небесным дорогам. Он говорит Иванушке так же поди воркотно и светло, как соборный батюшка отец Владимир:

«Вот и хорошо, родненький, что ко Мне пришел!.. Так, так, Иванушка… Ты уж того… побегай, поиграй!.. Радуйся в саду Моем во веки веков…»

Говорит ему Господь, и по головке гладит Иванушку, и благословляет его пронзенными распятием руками, а Иванушка к белой одежде Господа головкой прижимается…

Представил я это до того живо и трогательно, что и самому захотелось помереть.

Стал я вспоминать нашу с Иванушкой жизнь. Все в ней как будто бы хорошо было, но вот однажды попросил он у меня волчка, а я пожадничал и не дал ему… Стало мне очень горько. Тут впервые в жизни я понял, что за мука страшная — угрызение совести!..

Положили братца в белую храмину (не хотела мать произносить слова «гроб»). Пришел нищий Яков и для назидания и утешения нашего прочитал из Евангелия главу, где говорилось о Христе, благословляющем детей, и о наследии ими Царства Небесного.

Я незаметно положил под изголовье Иванушки волчка и тихо сказал:

—      Ты прости меня… я не знал, что ты помрешь…

На третий день Пасхи понесли братца хоронить. В церкви украсили лобик его золотым венчиком с надписью «Святый Боже» — в знак упования, что и там… увенчает его Господь венцом небесным. На панихидный столик поставили кутью из зерен — как зерно с виду мертвое, но брошенное в землю восстает к жизни, так и мертвое тело воскреснет при трубе архангела.

Отпевали Иванушку по-особенному, по пасхальному чину, радостно, в белых ризах, с пасхальной серебряной свечою. Отправляли братца в дорогу с сердцем легким и мирным, без нахмуренной скорби. Читали и пели хорошие легкие слова и часто, часто повторяли:

—      Господи, упокой младенца!

«Небесных чертогов и светлого покоя… причастника сотвори чистейшаго младенца…»

«Рая жителя тя показует, блаженный воистину младенче… Ликом святых счиняет тя…»

Сравнивали Иванушку «с младым злаком», Господом пожатым, чтобы возвести его от земли на божественную гору.

—      О мне не рыдайте, — говорил братец словами исходной песни, — а радуйтесь…

Наступило «последнее целование». Мы прощались с Иванушкой, целовали лобик его, освещенный солнцем, а в это время пели:

«О чадо! Кто не восплачет, зря твое ясное лице увядаемо… Яко же бо корабль следа не имый, сице зашел еси от очию скоро…»

Священник сказал:

—      Вечная твоя память, достоблаженне и приснопоминаемый младенче Иоанне…

Все было в церковном дыму и в солнце. В причтовом саду летали птицы. Они садились на старые деревья, и ветки качались.

Посыпали Иванушку землею и сказали:

—      Господня есть земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущие на ней…

Мы были люди бедные и никак не думали, что батюшка скажет надгробное утешительное слово, но батюшка пожалел нас и сказал проповедь, в которой очень понравились слова:

—      Блаженно детство: оно наследует Рай! Мать обносила кутью и каждому говорила:

—      Помяните младенца!

Брали ложечку кутьи, крестились и отвечали:

—      Помяни, Господи, ангельскую душеньку!..

А когда выносили гробик из церкви, то над всем городом трезвонили пасхальные колокола, все снимали шапки, встречные офицеры и даже городовые отдавали Иванушке честь. Я подумал:

—      Хорошо бы и мне помереть!

Когда опускали Иванушку в яму и так крепко, словно деревенским ржаным хлебом, запахло землею, освещенной пасхальным солнцем, я пожалел Иванушку:

—      Пожил бы ты еще, милый братец!

Я бросил на крышку гроба горсточку земли «на легкое ему лежание». Пальцы мои пахли землею, и я почти с криком подумал:

«Земля-то как хорошо пахнет, а братца моего нет!»

Вопросы:

  • Как вы думаете, почему каждый человек неизбежно сталкивается со страданиями?
  • Какой смысл может заключаться в несении страданий?
  • А что помогает человеку достойно нести свой жизненный крест?
  • Почему даже болезни могут служить на пользу человеку?
  • В чем состоит опасность обращения к экстрасенсам?
  • Как относиться к тому, что некоторые «целители» употребляют в своих сеансах церковную символику?
  • Тогда как же поступать в болезнях?
  • Можете ли вы объяснить, почему истинная дружба несовместима с корыстью?
  • В чем заключается самый лучший способ завоевания друзей?
  • Как же относиться к девизу «в жизни надо попробовать все» и к тем предложениям, которые непосредственно за девизом следуют?
  • В чем состоит самый первый шаг навстречу к другому?
  • Можете ли вы указать отличие любви от влюбленности и от простого увлечения телесной красотой?
  • Как бы вы объяснили, какая любовь — истинная, искренняя?
  • Как быть, если в любимом замечены недостатки?
  • В каком случае профессия доставляет человеку радость?
  • А какой отдых лучший, по вашему мнению?
  • Как вы думаете, к чему стоит стремиться в этой жизни, если все равно надлежит умирать?
  • Почему разлучение с телом — еще не гибель?

Валерий Духанин

Просмотров (188)

Перейти к верхней панели