18. КРАСОТА ЦЕРКВИ

(Валерий Духанин, кандидат богословия, преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии)

Родная Церковь, Мать Святая,
Тебя создал Господь Христос.
Он Сам, за жизнь твою страдая,
Позор Голгофский перенес.
 
Ты правды Божьей утвержденье,
Столп вечный истины святой;
Ты — город мира и спасенья,
Оплот твердыни неземной.
 
Ты со Христом всех единенье,
К блаженству в небе путь святой;
В тебе одной для всех спасенье,
Блажен с тобою род людской.
 
О, православная ограда,
Навек пред Богом Ты чиста,
Ты всех спасаемых отрада,
Невеста дивная Христа.
С момента Воскресения Христова тирания дьявола ниспровергнут Свет вечной, Божественной жизни вошел в наш мир и озарил человечество. А чтобы люди могли приобщиться к этому свету, Господь основал Церковь. В ней человек обретает спасение.

Как родилась Церковь?

Миновало пятьдесят дней по Воскресении Христа, десять по Его Вознесении. Апостолы вместе с Матерью Спасителя находились в одном из домов Иерусалима. Они молились, ожидая исполнения слов Господа перед Его Вознесением: «…через несколько дней после сего будете крещены Духом Святым… Вы приимете силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями даже до края земли» (Деян.1:5,8.).

Внезапно в утренние часы сделался шум с неба, словно от сильного ветра. Тогда «явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго» (Деян. 2: 3-4).

Почему Господь ниспослал Святого Духа в чувственном, зримом виде? Потому что это явление — начало преображения мира видимого. А что означали пламенные языки? То, что ученикам Христовым дается сила проповедовать спасение во всех народах. Наконец, сам образ огня означал, что Божественная благодать опаляет грехи, очищает душу, она освящает и согревает сердце человека.

Когда в темную комнату заносится яркий светильник, мрак исчезает. Апостолы, будучи исполнены Духа Святого, почувствовали себя словно заново рожденными. Они ощутили неизреченную легкость и беззаветную радость. Господь попалил в их душах всякий грех, изгнал все тени адского мрака, возродил их сердце. Что-то невероятно светлое, отрадное, жизнерадостное, вечное, чистое засияло в их душах. Иначе и не могло быть, потому что благодать Божия открывает в человеке удивительное, сокровенное содержание, о котором он сам не знал.

Тогда апостолы стали понимать языки и наречия других народов (Деян. 2: 4-11). Так человеку, с наитием Духа Святого, возвращено древнее райское ведение. Благодаря этому дару, апостольская проповедь привлекла к свету веры бесчисленный сонм людей из разных племен и сословий. Этот дар свидетельствовал о главном — во Христе люди научились понимать друг друга.

Так на земле родилась Церковь — единство людей в благодати Духа. Святого. Отныне тот же Дух, что живет в Сыне Божием, живет и в возрожденных Им людях. Теперь Господь Иисус Христос — Глава обновленного человечества, а христиане — Его тело (Еф. 1: 22-23). Насколько тесна связь главы и тела, настолько тесно единство Христа и Церкви. Здесь, на земле, мы можем приобщиться в Церкви вечному Богу. Нисшедший Дух Святой объединил как человека с Богом, так и людей друг с другом.

Церковь — это совокупность христиан, живущих и умерших, соединенных верой, любовью, всем, что даровал нам Христос. Также и ангелы участвуют в жизни земной и небесной Церкви.

У Николая Васильевича Гоголя в его «Выбранных местах из переписки с друзьями» есть такие слова: «Владеем сокровищем, которому цены нет, и не только не заботимся о том, чтобы это почувствовать, но не знаем даже, где положили его. Это Церковь, которая, как целомудренная дева, сохранилась одна только от времен апостольских в непорочной первоначальной чистоте своей, это Церковь, которая вся со своими глубокими догматами и малейшими обрядами наружными как бы снесена прямо с неба для русского народа, которая одна в силах разрешить все узлы недоумения и вопросы наши, которая может произвести неслыханное чудо в виду всей Европы, заставить у нас всякое сословие, звание и должность войти в их законные границы и пределы и, не изменив ничего в государстве, дать силу России».

Поскольку Господь основал Церковь, ниспослав людям Духа Святого, и спасение людей совершается Духом Святым, то в Церкви есть особая, весьма важная и замечательная молитва. Она называется — «Царю Небесный».

Царю небесный

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Душе истины — Дух истины, Дух правды;
Иже — Который;
Сый— Существующий, находящийся;
вся исполняяй — все наполняющий;
сокровище благих— сокровищница, вместилище всех благ, всякого добра;
Подателю — Податель жизни;
прииди и вселися в ны — приди и вселись в нас;
от всякия скверны — от всякой нечистоты, то есть от грехов;
Блаже— Благой, добрый.

В этой молитве мы обращаемся к Святому Духу, третьему Лицу Святой Троицы. Называем Его Царем Небесным, потому что Он, как истинный Бог, вместе с Отцом и Сыном царствует над всем миром.

Святой Дух — Утешитель, так как утешает людей в их скорбях и несчастьях.

Он — Дух истины, поскольку учит всех только истине, правде и тому, что полезно для нашего спасения.

Как Бог, Он находится везде и является Источником благодеяний, Источником всего доброго и хорошего, что только нам нужно иметь. Дух Святой — Податель жизни, то есть всё от Него получает жизнь, только Им живет и движется, а людям Он подает жизнь духовную, святую и вечную.

Поэтому христиане словами «прииди и вселися в ны» просят, чтобы Дух Святой всегда пребывал в нас, как в Своем храме, а для этого очистил от всякого греха и соделал святыми, достойными Его даров.

Обыкновенно эта молитва Святому Духу читается перед всяким делом, учебой или в начале других молитв, чтобы получить от Господа небесное благословение.

Священная иерархия

А каким образом благодать сохраняется в Церкви до наших дней? Ведь она была дана Господом конкретным людям, в частности святым апостолам.

Да, ученики Христа стали первыми священнослужителями. Именно апостолы, будучи возрождены Духом Святым, приобщали уверовавших во Христа людей к жизни Церкви. Они возглавляли молитвенные собрания, утверждали других в духовной жизни. Апостолы явились проводниками Божественной благодати, стали теми каналами, через которые благодать Духа Святого изливалась в мир.

Но земная жизнь апостолов должна была завершиться. Что же должно было стать с данной им благодатью?

От одной, уже догорающей свечи можно возжечь другие свечи. Так и апостолы поставляли себе преемников, передавая им благодать.

Среди христиан для этого избирались наиболее достойные. Апостолы передавали им дар благодати посредством молитвы над ними и возложения рук на голову посвящаемого. Одновременно поставляемым передавалась и чистота вероучения.

Лица, избираемые и посвящаемые для служения Церкви, называются духовенством, так как совершают духовное служение в этом мире.

И вы, конечно, неоднократно слышали, что в Православной Церкви духовенство делится на белое и черное. Белое — это духовенство женатое. Причем вступление в брак возможно только до принятия священного сана, но никак не после. А черное — это духовенство монашеское, безбрачное, которое составляют христиане, принявшие на себя особые обеты ради служения Богу.

Православное духовенство еще называется священной иерархией. Иерархия с греческого языка значит священноначалие, она несет в этом мире миссию освящения людей, приобщает их к святости Божией.

Степени иерархии

От самих апостолов ведут начало три степени иерархии. Это епископская, пресвитерская (священническая) и диаконская степени», которые не равны между собой по данным им дарам благодати и по своим полномочиям.

— Епископы (с греческого — блюстители) — непосредственные преемники апостолов и продолжатели их дела. Они ответственны за чистоту веры своей паствы, за ее нравственное совершенство и за благоустройство церковной жизни. Епископы могут посвящать новых епископов и низших священнослужителей, они — главные совершители священнодействий.

Епископ называется также архиереем (то есть началосвященником, старшим в священстве), а если он прославлен в лике святых, то — святителем.

Епископ управляет церковью определенного территориального масштаба, которая называется епархией. В зависимости от значения епархии епископ может называться архиепископом или митрополитом (что еще выше). Эти звания также даются как почетное отличие и как награда за особые заслуги.

Некоторые епископы не имеют самостоятельной области управления, а являются помощниками старших архиереев. Они называются викарными епископами.

Архиерей, управляющий церковью целой страны, то есть Поместной Церковью, называется патриархом (отценачальником). Патриарх — предстоятель Поместной Церкви, избираемый и поставляемый Поместным Собором, то есть собором Церкви от всей страны.

Так, например, святитель Тихон (Белавин; 1865-1925), патриарх Всероссийский, который возглавил Русскую Церковь в тяжелейшее время 1917 года, был избран следующим образом. Участники Поместного Собора путем тайного голосования выбрали трех кандидатов. Из них патриарха должны были избрать одни епископы, но они отказались от своего права, решив положиться на Господа. Тогда в переполненном храме Христа Спасителя, который вмещал 12 000 человек, на трех одинаковых листках были начертаны имена кандидатов. Листки свернули и положили в особый ковчежец, который был поставлен у алтаря пред взором всего народа. Во время богослужения рядом с ковчежцем поставили чудотворную Владимирскую икону Божией Матери. По окончании службы из алтаря вышел слепой старец — затворник Зосимовой пустыни иеромонах Алексий. Он долго молился перед иконой Матери Божией, а вместе с ним молился весь храм. Наконец, осенив себя троекратно крестным знамением, старец вынул из ковчежца жребий. Листок развернули и прочитали:

—      Митрополит Московский и Коломенский Тихон.
—      Аксиос (с греческого — достоин)! — выдохнул храм.
—      Аксиос! — возгласил старший митрополит
—      Аксиос! Аксиос! Аксиос! — запело духовенство, хор и весь народ.

По древней традиции, в сан епископа возводятся представителя только черного духовенства, то есть монашествующие.

—      Пресвитеры (с греческого — старейшины), или иереи, что буквально переводится как священники, а в монашестве иеромонахи. — совершают богослужения и Таинства, помогают в духовной жизни обращающимся к ним людям, но не могут посвящать других в священные степени.

В качестве почетного отличия перед остальными, за заслуги или долголетнее служение, а также в связи с особыми возлагаемыми полномочиями, священники могут носить звания в белом духовенстве — протоиерея и, что крайне редко, протопресвитера, а в черном духовенстве — игумена и архимандрита.

—      Диаконы (с греческого — служители), а в монашестве — иеродиаконы не совершают Таинств, но помогают при их совершении епископу или священнику. Их почетными званиями являются в белом духовенстве — протодиаконы (первые диаконы), а в черном духовенстве — архидиаконы (старшие диаконы).

Несмотря на то, что сан диакона — низшая степень священства он также требует высоты духовной жизни посвящаемого.

В «Достопамятных сказаниях» — книге, посвященной жизни и учению древних святых монахов, — приводится такой рассказ. Авва Феодор будучи в скиту, не хотел принимать диаконского служения и скрывался в разных местах. Старше однажды привели его и говорят: «Не отказывайся от диаконства». Авва Феодор ответил им «Дайте мне помолиться Богу, не откроет ли Он, должно ли мне стоять на месте служения». Молился он Богу и говорил: «Если есть воля Твоя, чтобы стал я на место диаконского служения, открой мне это!» И был показан ему огненный столп, простиравшийся от земли до неба, и голос говорил: «Если ты можешь быть таков, как этот столп, пойди и служи». Услышав это, Феодор решил не брать на себя диаконского служения. Когда пришел он в церковь, братия, поклонившись ему, сказали: «Если ты не хочешь служить, то, по крайней мере, держи чашу (во время причащения людей)». Но он и этого не принял, говоря: «Если вы меня не оставите в покое, то уйду отсюда». После этого они оставили его в покое.

Апостольское преемство

С ранних времен Православная Церковь строго следила за непрерывностью апостольского преемства, то есть чтобы каждый новый епископ получал посвящение от законных епископов, посвящение которых непрерывно восходило бы к самим апостолам.

Еще святой Ириней Лионский (середина II века) перечислял по порядку Римских епископов, а историк Евсевий Кесарийский (IV век) указывал, что все поместные древнехристианские Церкви хранят списки своих епископов в их непрерывной преемственности.

И до сих пор Церковь строго следит за законностью посвящения. Таким образом, каждый православный священник, которого вы встретите или с которым будете беседовать, имеет на себе ту же благодать, что и святые апостолы.

Путь священнослужения

Старцы, собравшись, согласились между собой представить патриарху для рукоположения во пресвитера авву Иакова. Авва, услышав об этом, бежал в Египет. Отцы поспешно отправились за ним в погоню. Так случилось, что они пришли на то же поле, на котором скрывался авва Иаков. Было уже поздно, наступила ночь, и старцы расположились тут для ночлега, а бывшего при них осла пустили на траву. Осел, ходя по полю, к утру пришел на то место, где скрывался авва. И старцы, начав утром искать осла, вместе с ним нашли, к своему удивлению, и авву. Они хотели связать его, но он не допустил до этого, сказав: «Я уже не убегу. На это есть воля Божия. Не уйти мне от нее, куда бы ни убежал».

Вступление на путь священства — особое призвание. Это нелегкий путь, потому что священнослужитель ответствен пред Богом не только за себя, но и за людей, о которых он должен духовно заботиться. Порой вступающий на этот путь не знает, с какими трудностями и опасностями он столкнется. Но данная священнику благодать поможет преодолеть любое искушение. Часто священнослужители наделены от Бога особыми духовными дарами. Остановимся на нескольких примерах.

Вы, конечно, неоднократно слышали о святом Иоанне Кронштадтском (1829-1908). Это был удивительный человек с глубокой верой. Будучи студентом Петербургской Духовной академии, он однажды особенно размышлял, чему посвятить свою жизнь. И после этого во сне увидел себя священником, служащим в кронштадтском Андреевском соборе, в котором в действительности еще никогда не был. Так все впоследствии и устроилось. По особому Божиему указанию в супружестве отец Иоанн сохранил девство, посвятив себя служению Богу и людям. Его особое внимание было обращено на жителей Кронштадта — места административной высылки порочных людей. Местные предавались всем человеческим слабостям, но посещения отца Иоанна, — а он ухаживал за больными и раздавал бедным все, что имел, порой включая собственные сапоги и теплую одежду, — производили на них удивительное, неотразимое действие.

Один ремесленник рассказал о своей встрече со святым Иоанном Кронштадтским: «Мне был тогда годов 22-23. Теперь я старик, а помню хорошо, как видел в первый раз батюшку. У меня была семья, двое детишек. Я работал и пьянствовал. Семья голодала. Жена потихоньку по миру сбирала. Жили в дрянной конурке. Прихожу раз не очень пьяный. Вижу, какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку держит и что-то ему говорит ласково. Ребенок серьезно слушает. Мне все кажется, батюшка был, как Христос на картинке «Благословение детей». Я было ругаться хотел: вот, мол, шляются… да глаза батюшки ласковые и серьезные меня остановили: стыдно стало… Опустил я глаза, а он смотрит — прямо в душу смотрит. Начал говорить. Не смею передать все, что он говорил. Говорил про то, что у меня в каморке рай, потому что, где дети, там всегда и тепло и хорошо, и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий. Не винил он меня, нет, все оправдывал, только мне было не до оправдания. Ушел он, я сижу и молчу… Не плачу, хотя на душе так, как перед слезами. Жена смотрит… И вот с тех пор я человеком стал…»

Почему же люди, общаясь с отцом Иоанном, духовно преображались? Потому что чувствовали его близость к Богу, через него благодать действовала на окружающих. А дар чудотворений привлек к нему людей со всей России. Молитвой и возложением рук отца Иоанна исцелялись больные, лечить которых отказывались врачи. Это происходило как наедине, так и при большом стечении народа, а иногда заочно, по просьбе, изложенной в письме или телеграмме. С постелей поднимались парализованные, у слепых открывались глаза, нечистая сила покидала одержимых. Святой исцелял не только православных, но и мусульман, евреев, приезжих иностранцев.

Неверующая интеллигенция и пресса специально замалчивали эти чудеса. Но народ шел толпами к отцу Иоанну. А поскольку он ежедневно совершал Литургию, то собор, вмещавший до пяти тысяч человек, ежедневно был полон. Как-то отца Иоанна спросили, каким образом он достиг такой известности. Он ответил: «Ничего другого я не имею, кроме благодати священства, которая получается всяким иереем при рукоположении; возгревай ее и будешь совершать еще большее и славнейшее».

В то же время в Москве известностью пользовался протоиерей Валентин Амфитеатров (1836-1908), мудрый духовник (руководитель в духовной жизни), который видел насквозь душу приходящего к нему человека, а потому всегда давал безошибочный совет. Даже потеряв в конце жизни зрение, он не переставал принимать людей у себя дома.

Около Сергиева Посада в Гефсиманском скиту общим доверием и любовью пользовался иеромонах (священник-монах) Варнава (Меркулов; 1831-1906). Двери его бедной кельи были открыты для всех. Миряне и монахи, молодые и старые, ремесленники и профессора — все находили у благодатного старца разрешение своих проблем. Однажды на исповедь к нему пришел сам император Николай II. Кстати, преподобный Варнава заранее предсказывал революцию, десятилетия безбожия, а затем возрождение Церкви.

В Оптиной пустыни (возле города Козельска) существовала цела» плеяда духовных руководителей, которые теперь все причислены; к лику святых. Обратим внимание на одного из них — преподобного Амвросия (1812-1891). Его пятидесятилетний монашеский: путь был полон болезней, но при этом он исцелял своей молитвой других. Господь наделил его даром прозорливости, то есть способностью видеть сокровенное, события прошлой и будущей жизни человека.

Одна вдова часто видела во сне своего покойного мужа, который о чем-то просил ее. Не зная чем помочь ему, она обратилась с этим вопросов к старцу Амвросию. Помолчав некоторое время старец сказал: «Твой муж должен был деньги, тут он назвал одно имя, — этот долг его тяготил. Заплати этому человеку, и душа твоего мужа успокоится». Женщина нашла названного человека, возвратила долг, после чего покойный не стал больше беспокоить ее.

Некий иконостасный мастер приехал к настоятелю монастыря получить деньги за выполненную работу. Отец Амвросий под разными предлогами три дня задерживал его отъезд из обители. Мастер скорбел, так как к нему на дом должны были приехать выгодные заказчики, но нарушить слово старца он не решился. Каково же было его удивление, когда, возвратившись домой он обнаружил, что заказчики тоже задержались на три дня. Однако главное обнаружилось через несколько лет. Работник этого мастера на смертном одре сознался, что в те дни хотел убить хозяина, чтобы забрать деньги, которые тот вез из монастыря, и для этого три ночи караулив его под мостом. «Не быть бы тебе в ту пору живым да Господь за чьи-то молитвы отвел тебя от смерти без покаяния…», — были последние слова умирающего.

Оптина пустынь привлекала представителей русской интеллигенции. На этот слой общества также большое влияние оказывали такие иерархи, как святители Филарет Московский (1782-1867), Игнатий Брянчанинов (1807-1867) и Феофан Затворник (1815-1894), которые оставили богатое литературное духовное наследие.

Некоторые священнослужители просвещали совершенно дикие племена и народы. Например, святитель Иннокентий Московский (1797-1879), будучи еще простым священником, имея жену и маленьких детей, отправился на Алеутские острова, поселился в землянке и стал просвещать светом веры местных жителей. Затем он трудился на Камчатке, в Приамурье и Якутии. Везде святитель изучал местный язык и наречия. Он создал церковноалеутский, а затем и церковноякутский языки, перевел на них Евангелие и некоторые книги. Вокруг него местные жители собирались целыми селениями. Помимо духовных истин, русский апостол обучал туземцев изготовлению кирпичей, плотницкому, столярному и слесарному ремеслам. Он организовал преподавание общеобразовательных дисциплин. Благодаря святителю Иннокентию, целые народы духовно и культурно возвысились.

А святой Николай (Касаткин; 1837-1912) в возрасте двадцати трех лет был направлен в Японию — страну, где за принятие христианства полагалась по закону смертная казнь. Святитель Николай столкнулся с неимоверными трудностями, отчего за восемь лет его деятельности ко Христу обратилось всего двадцать человек. Среди обращенных был самурай Савабе, будущий православный священник отец Павел, а сначала уважаемый и богатый жрец древнейшей в городе синтоистской кумирни. Он пришел к святителю Николаю, чтобы высказать Свое презрение и ненависть к христианству. Но в процессе беседы Савабе стал серьезней и вдумчивей, перед ним приоткрылся удивительный и неповторимый мир веры во Христа. Савабе приходил для бесед вновь и вновь, привел с собой друга, наконец, они стали христианами.

Через двенадцать лет проповеди святителя и без того небольшую горстку христиан подвергли гонениям: одних посадили, других вызывали на допросы. Но это чудесно закончилось отменой запретов против христианства. И через 26 лет деятельности святителя Николая христиан в Японии стало 12 000. Во время русско-японской войны святитель помогал русским военнопленным, но не выступал и против Японии. Его мудрость была такова, что от Церкви никто из японцев не отпал, напротив, многие продолжали креститься.

Это только некоторые из числа многих примеров самоотверженности, мудрости и доброй деятельности Христовых служителей.

Благодаря служению священства Евангелие распространилось на земле, людям открылся доступ к богослужению и Таинствам, бесчисленные массы людей обрели спасение. Много замечательных священнослужителей имеется и в наши дни, о них будут писать впоследствии, чтобы их жизнь стала примером для других. Возможно, и кто-то из вас, читающих эти строки, станет пастырем Церкви Христовой и приведет к Богу много и много людей.

Но если столь высоко служение священства, то почему некоторые представители духовенства, несмотря на благодать, имеют недостатки?

Авва Марк Египетский прожил тридцать лет в молитвенном делании, не выходя из кельи. К нему обыкновенно приходил пресвитер и приносил ему Святое Причащение. Дьявол, видя столь крепкое терпение Марка, злоумыслил искусить его осуждением. Он внушил одному бесноватому идти к старцу будто бы для молитвы. Одержимый духом, не говоря еще ни слова, закричал старцу: «Пресвитер твой имеет гнусные грехи не позволяй ему более входить к тебе». Боговдохновенный муж сказал ему: «Сын! Все выбрасывают нечистоту вон, а ты принес ее ко мне. В Писании сказано: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7: 1) Впрочем, если пресвитер и грешник, Господь спасет его, ибо сказано: «…Молитеся друг за друга яко да изцелеете» (Иак. 5: 16)». После этих слов: старец, сотворив молитву, изгнал из человек» беса и отпустил его здоровым. Когда, по обыкновению, пришел пресвитер, старец принял его с радостью. И Бог, видя незлобие старца, явил ему чудо. «Когда пресвитер приступил к Святой Трапезе, я увидел, — рассказывал сам старец. — что ангел Господень сошел с Неба и положил руку свою на пресвитера, и пресвитер сделался как бы огненным столпом. Когда же я с изумлением смотрел на это видение, услышал глас говоривший мне: «Человек! Что ты удивляешься сему? Если и земной царь не позволяет вельможам своим предстать пред себя нечистым, а требует от них великолепия, тем паче Божественная сила. Неужели она не очистит служителей Святых Таин, предстоящих пред Небесной Славой?» Таким образом, мужественный подвижник Христов Марк Египетский, сделавшись великим, удостоился этого дара за то, что не осудил пресвитера.

Церковь ведет войну с адом, и в этом невидимом бою священники находятся на передовой. Совершая победы, они иногда получают и раны. Ведь невидимый враг более всего старается поражать предстоятелей — и у священников бывают недостатки. Но станете ли вы осуждать солдат, которые стоят под пулями в первом ряду, хотя бы некоторые из них были слабы и плохо обучены? Ради того что они закрывают собой других и принимают первый удар на себя, они достойны благодарности.

Кстати, по поводу реального присутствия священников под пулями есть смысл привести примеры из воспоминаний протопресвитера Русской армии и флота Георгия Шавельского. Эти случаи произошли во время Первой мировой войны. «Протоиерей 7-го Финляндского стрелкового полка Сергей Михайлович Соколовский, прозванный французами за свою храбрость «легендарным священником», дважды раненный, во второй раз с потерей кисти правой руки, совершил такой подвиг: 7-му Финляндскому полку на австрийском фронте нужно было разрушить неприятельское проволочное заграждение. Было сделано несколько попыток, с большими потерями, но успеха не было. Охотников не находилось на новые попытки. Тогда вызвался отец Сергий.

—      Ваше ли это дело, батюшка? — ответил ему командир полка.

—      Оставим, господин полковник, этот вопрос, — возразил отец Сергий. — Полк должен уничтожить заграждения… Почему же я не могу сделать это? Это же не убийство.

Командир полка дал разрешение. Отец Сергий отправился в одну из рот.

— Кто со мной рвать заграждения? — обратился он к солдатам.

Вызвалось несколько десятков человек. Он облек их в белые саваны — дело было зимой — и, двинувшись под покровом ночи, разрушил заграждения. Георгиевская Дума присудила ему за это орден Георгия 4-й степени.

9-й драгунский Казанский полк должен был двинуться в атаку на австрийцев. Раздалась команда, но полк не тронулся с места. Жуткая минута! Вдруг вылетел на своей лошаденке скромный и застенчивый полковой священник отец Василий Шпичек и с криком: «За мной, ребята!» понесся вперед. За ним бросилось несколько офицеров, а за ними весь полк. Атака была чрезвычайно стремительной — противник бежал. Полк одержал победу. И отец Василий был награжден Георгием 4-й степени.

16 октября 1914 года геройски погиб священник линейного заградителя «Прут», иеромонах Бугульминского монастыря, семидесятилетний старец Антоний (Смирнов). Когда «Прут во время боя начал погружаться в воду, отец Антоний стоял на палубе и осенял святым крестом свою паству, в волнах боровшуюся со смертью. Ему предлагали сесть в шлюпку, но он, чтобы не отнять место у ближнего, отказался. После этого он спустился внутрь корабля и, надев ризу вышел на палубу со святым крестом и Евангелием в руках и еще раз благословил своих духовных чад, осенив их святым крестом. А затее вновь опустился внутрь корабля. Скоро судно скрылось под водой…

Священник 119-го пехотного Коломенского полка Андрей Пашин спас свой полк от неминуемой гибели. Не разобравшись в обстановке и вам правлении, командир этого полка повел свой полк в самое опасное место, где его ожидали расстрел или пленение. Отец Андрей понял ошибку командира и убедил его направить полк в противоположную сторону…

Священник 58-го Прагского полка Парфений Холодный совершил иного рода подвиг. Полк действовал тогда в Галиции. Отец Парфений с полковым врачом и одним из младших офицеров переезжали реку по мосту. Тут они наткнулись на австрийскую засаду сидевшую под мостом. Выскочив с ружьями наперевес, австрийские солдаты окружили двуколку. Отец Парфений не растерялся. Осенив крестом своих врагов, он обратился к ним с увещанием, что не стоит братьям проливать кровь и, помимо того, впереди и позади большие русские отряды, засаде не уйти от гибели, и поэтому лучше, не проливая крови, сложить оружие. Речь отца Парфения была понята, так как среди напавших большинство были чехи и угроруссы. Пошептавшись между собой, они начали сдавать оружие, которое было сложено в двуколку. И пленники, конвоируемые офицером, доктором и отцом Парфением были приведены в находившийся невдалеке штаб полка…»

В наши дни священники геройски трудятся в Чечне, нередко оказываясь на линии боевых действий. Приведем случай, произошедший с игуменом Киприаном, о котором он поведал сам на страницах журнала «Русский дом»:

«В Чечню я попал добровольцем. Помолившись Богу, я рванул туда, где гибли мои соотечественники. Все они, знакомые и незнакомые, гражданские и военные, все они имели простое желание жить. Кто был на войне, тот знает: там свои законы. Страшные и жестокие. Но на этой, особенно вначале, беззащитными перед смертью оказались не только необстрелянные мальчишки срочной службы, но и несчастное мирное население.

В первое время и гражданские, и солдатики с удивлением всматривались в мою персону. Им было странно: что я здесь делаю, почему я сюда попал. И лишь офицеры да старые солдаты прятали свои вопросы в тайники души, наблюдая и понимая все очень быстро. Изо дня в день кропотливо и упорно, они делали свое дело, как того требовали обстановка и устав. Они понимали главное: сейчас не время сводить счеты с предательством официальной Москвы, сейчас жизненно важно не потерять в ненависти здравый смысл не дать погибнуть «зеленым» мальчишкам.

Я свидетельствую: там, в Чечне, явился высший подвиг духовной жертвенной красоты русского воина. Старшие боевые товарищи — ветераны Афгана и других «горячих точек» прикрывали мальцов своей грудью, учили их оставаться в живых.

Я хочу рассказать, как в то памятное утро стал свидетелем еще одной грани чеченской войны.

Я заночевал вблизи поселка в расположении автобатальона. Под утро стало зябко, и мне пришлось проснуться. Сильно закашлял капитан. Он подмигнул мне и улыбнулся: «Ну как, отец, поспал? Вышел на улицу и тут же на мгновение ослеп. Здесь такое раннее яркое солнце. Проморгался. Вокруг умывальника захлопотали солдаты. Вода здесь в большой цене, но отказаться я не мог, они бы обиделись. Кто я был для них? Их скрытные, но любопытные взгляды я постоянно ощущал на себе: кто-то называл меня батюшкой, кто-то относился как к боевому товарищу, кто-то видел во мне хорошую весть из дома.

Автопарк почти пуст. Все разъехались на задание, остался только караул. Наличный состав парка в тот момент состоял из «зеленых» парней в четыре ствола, старшины с «пээмом», ребят на кухне и водителей-ремонтников. Я посмотрел в сторону гор, там располагались наши части. Мне очень хотелось навестить знакомых — давно приглашали.

Ребятки, остановив свои хлопоты, подражали мне, также смотрели в сторону гор. Я улыбнулся и сказал им:

—      Друзья, а ведь сегодня большой мусульманский праздник…

—      Какой, батюшка? — встрепенулись они.

—      Последний день Рамадана. И это не только праздник чеченцев, но всех мусульман планеты. Я от всей души поздравляю вас — моих товарищей, исповедующих ислам, с вашим праздником. Вас и ваших родных и близких.

Сказал и сразу заметил, что несколько парней заулыбались, их лица потеплели.

—      Вот тебе, батюшка, и их Рамадан! Сейчас они нас поздравят!

Офицер показывал в сторону ворот.

Там, на той самой дороге, которая тянулась с гор мимо поселка Толстой Юрт, как раз напротив нашего автохозяйства сгрудились до трех десятков чеченских автомашин, из них выскакивали дудаевские «смертники». Те самые отборные воины, которые поклялись умереть за Дудаева, беспощадно уничтожая неверных. От ужаса я онемел. Сейчас они начнут грамотно, как их учили, уничтожать вот этих, пока еще живых ребят… Терзать, резать почти безоружных! Я в этом не сомневался, они уже показали себя в расправах с пленными. Я слышал голос офицера — яростный, со страшным русским матом:

—      Батюшка, нас инструктировали… так-перетак… что сегодня… так-перетак… в последний день Рамадана, боевики поклялись порезать наших.

Вот и дождались… так-перетак!.. Вот что, батя, давай за гаражи. Там — через забор. Осторожно обойдешь мины и… давай-ка дуй подальше. Соседи услышат стрельбу, помогут, вот тогда и вернешься…

Я понимал, что он не хотел меня обидеть, он искренне испугался за меня. Действительно, в тот момент это была единственная возможность для меня спастись, и никто из этих ребят, уже готовящихся к смерти, не осудил бы и даже не позавидовал бы мне.

Ноги вросли в землю. В сознании пронесся вихрь видений. Я вдруг отчетливо увидел исковерканные страшные трупы этих юных ребят — еще живых и целых. Я увидел их матерей, задохнувшихся от горя, их крики, слезы, проклятия. И что есть мочи возопил во мне внутренний голос «Господи, не допусти! Молю, не допусти!»

И что-то со мною произошло. Я в тот миг еще не понял — что.

Я был одет в «зеленку», на мне только крест священника, а под тельником параман — монашеский деревянный крест и плат с изображением мук Христа. Я вдруг вновь стал тем, кем меня знали раньше «в миру» — готовым к строю и бою. И уже спокойный, твердый голос мой сказал вслух:

— Сейчас я пойду к ним. Что бы со мной ни случилось — огонь открывать только ответный. Пока «тяну», радируйте Востротину. Я прошу вас не подвести меня, выполнить, что я сказал. Битъ меня будут, рвать — не стреляйте… — говорю, а сам думаю: лишь бы не подвели и, не дай Бог, не вздумали бы удерживать.

Мучительным взглядом отыскал глаза старого прапорщика — начальника караула. Если бы он знал, дорогой мой человек, что в тот миг я благословился у него! Я умолял его не подвести: именно от его мужества и действий зависело все, на что по воле Божией и с Богом я собрался пойти. Может быть, Сам Господь тогда взглянул его глазами на меня, я получил уверение: иди, обязательно иди.

По давней строевой привычке я поправил форму, волосы и шагнул за калитку.

Вот они, я и сейчас их вижу в подробности эти несколько метров между мною и воинами Аллаха. Не было тогда никаких героических чувств во мне, была лишь уверенность, что поступаю правильно. А еще был страх… Страх за тех, кого оставил позади, их напряженные взгляды я чувствовал спиной. Нет, это уже был не я. То был их отец с сумасшедшей надеждой остановить смерть добром.

Сначала боевики не разобрали, кто к ним идет. Начали куражиться, кричать мне: «Иди, иди, мы тебя сейчас порэжэм!» В их искренности я не сомневался. Но меня вела великая Отцовская сила, Его воля тяжелой дланью опустилась на плечи, сопротивляться я не мог, я шел вперед. Защелкали затворы, стволы уткнулись в мою сторону. Как бы между прочим отметил про себя, что «упакованы» они — будь здоров! Под коричневыми кожаными куртками огромных размеров бронежилеты с толстыми «разгрузками», у всех автоматы, у многих ручные пулеметы, гранат, как семечек, гранатометы…

Между нами сокращались метры. Я медленно, но настойчиво приближался. Чеченцы бросили куражиться, они как будто смутились. Как относиться ко мне — улыбающемуся, дружески и тепло, словно старым закадычным друзьям? Они в замешательстве переглядывались: что со мной делать?.. Подпускали меня все ближе.

В тот момент я плохо понимал, что со мной происходит, я себя словно не чувствовал. Всем моим существом овладела одна-единственная мысль: этих мальчишек я вам не отдам.

—      Здравствуйте, уважаемые люди! — сказал чужим голосом и, напрягая этот свой чужой голос, чтоб слышали все, вылепил новую фразу:

—      Искренне поздравляю вас с великим праздником Рамадана!

Тень растерянности пробежала по рядам. Те, кто знал русский, тут же перевели мои слова. Все были удивлены и заинтересованы. Я видел, что стрелять, по крайней мере сейчас, они не будут. Подбодренный успехом, я продолжил речь. Громко и горячо, стараясь как можно убедительней, говорил и говорил. Я понимал, что, пока говорю, мои ребята будут живы.

—      Я войсковой священник Киприан, за мной дети, спасатели. У них нет оружия. Они развозят гуманитарную помощь. Я желаю вам мира. Здоровья и счастья вам, вашим семьям, старикам, детям, внукам. Желаю, чтобы скорей кончилась эта война. Негодяи и подлецы столкнули наши народы, которые прошли многовековую, кровавую историю, полную горя и слез. Дай Бог, чтобы мудрые старцы и уважаемые люди скорей остановили это братоубийство. Верьте, я одинаково молю Бога, чтобы не гибли больше чеченские и русские люди. Бог и люди против этой войны. Она начата сатаной-шайтаном. Пусть скорей зацветут ваши сады. И мы будем жить как братья и добрые соседи, уважая историю, обычаи и волю каждого…

Я говорил и говорил, еще и еще… Я видел слезы этих пыльных щетинобородых людей. «Смертники» внимали мне в напряженном молчании и плакали. Я понимал, что с ними, похоже, уже давно не разговаривали на простом человеческом языке, что они обойдены чутким пастырским словом.

Я увлекся и чуть было не перешел к обычной проповеди, как резко прозвучала гортанная команда, боевики горохом рассыпались по машинам и в мгновение разъехались. Исчезли как не было.

Они не тронули меня, и это было тем более странно, что я всерьез приготовился к мученической участи. Оглушительная тишина сдавила уши. Они не тронули того, кого по логике военной действительности должны были расчленить живым. Того, кого генерал Дудаев объявил врагом чеченского народа. По телевидению свободной Ичкерии вдалбливали в головы этих людей что я, священник Киприан, пришел в Чечню чтобы силой крестить мусульман.

Едва осела взвихренная пыль, вновь заблистало солнечное небо, жарко дохнула пустынная дорога. Лишь со стороны гор я заметил движение — то спешила к нам помощь генерала Востротина. Разом ослабели ноги, я едва доплели до ворот. Ребята бросились ко мне, что-то говорили, что-то спрашивали, я ничего не понимал и только спросил:

—      Сколько все это длилось?

—      Недолго, совсем недолго, какие-то минуты.

Во рту было сухо и пыльно, я с трудом отрывал язык от гортани. Кто-то протянул мне фляжку с компотом. Я пил и видел лишь глаза старого прапорщика. Догадался ли он, какую важную роль сыграл в моей жизни и судьбе всех, кто был тогда обречен? Мы с ним, не пошевелив ни одним мускулом, победили в этом страшном противостоянии. То была победа нашего духа.

И эту победу признали грозные чеченцы. Они, следуя законам гор и канонам ислама, в тот раз отнеслись к нам как к гостям. Через полтора часа из соседнего села к нам пришли старики и дети. Они принесли нам вкусную еду. Так принято на Кавказе — в последний день Рамадана обильно угощать гостей. Так из врагов мы превратились в гостей, друзей и братьев. Храни их Бог…»

Таинства Церкви

Сердце человека — удивительная, неповторимая глубина. Кто заполнит ее? Только Господь, только Его благодать насытит душу человека, дарует мир и покой. Что есть жизнь Церкви? Это встреча с Небесным Отцом, общение с Ним, а значит, непрестанное освящение человека, возвращение духовных даров, которые он некогда потерял, и приобщение к дарам еще большим.

Христианин приобщается Духу Святому посредством Таинств. Таинство — это священнодействие, в котором за видимыми знаками и символами действует возрождающая сила Божия.

Но почему так важны видимые действия в Таинстве? Если бы человек был бесплотным духом, то благодать подавалась бы в Церкви непосредственно. А поскольку мы обладаем телом, то и невидимое действие благодати сопряжено в Церкви с действием видимым.

Само слово «таинство» указывает, что оно не подлежит исследованию разумом, а принимается верующим сердцем. В Церкви семь основных Таинств. Они такие.

Крещение

В «Повести временных лет» сказано: «…Разболелся Владимир в то время глазами, и ничего не видел, и скорбел сильно, и не знал, что сделать. И послала к нему царица сказать: «Если хочешь избавиться от этой болезни, то крестись поскорее; если же не крестишься, то не избавишься от недуга своего». И услыхав это, Владимир сказал: «Если вправду исполнится это, то поистине велик Бог христианский!» И повелел крестить себя. Епископ же Корсунский с попами царицыными, огласив, крестили Владимира. И когда возложили на него руку, он тот час прозрел. Уведал Владимир свое внезапное исцеление и прославил Бога, говоря: «Теперь познал я истинного Бога!» Увидела это дружин» его, и многие крестились…»

Жизнь земная и временная начинается с телесного рождения, а жизнь небесная и вечная — с духовного рождения— Таинства Крещения

Вступающего в Церковь трижды погружают в освященную воду с призыванием имени Божия — Отца, Сына и Святого Духа.

Вообще вода — это удивительный символ очищения, жизни, и в то же время в пучинах вод может таиться гибель. Погружаясь в воли Крещения, человек умирает для греха и возрождается к жизни сваятой, вечной.

Как при крещении Самого Христа был виден Дух Святой, сходящий на Него в виде голубя, так и на каждого крещаемого нисходит Дух Святой, Который очищает человека от всех грехов.

«Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царство Божие» (Ин.3:5), — сказал Сам Господь о необходимости Крещен

Душу человеческую можно представить как сосуд, который не терпит пустоты: если в ней нет благодати Божией, она заполняется мраком и холодом. В Крещении Господь подает человеку дар вечной жизни, освобождает от власти дьявола, от всякого греха. Поэтому часто крестившиеся ощущают по принятии этого Таинства удивительный мир и легкость души, неизреченную радость, — этот день действительно становится рождением к чему-то новому — к доброй вечности.

Сразу за Таинством Крещения следует другое Таинство — Миропомазание.

Миропомазание

В жизни физической человеку недостаточно одного акта рождения, необходима еще и жизненная энергия, дающая движение и рост организму. Так и в духовном, христианину сразу после Крещения преподается Таинство Миропомазания, сообщающее духовную силу.

Соотношение Таинств Крещения и Миропомазания так объясняется в церковной книге «Правила исповеди»: «В Крещении мы только очищаемся от грехов и возрождаемся силой Святого Духа, но не удостоиваемся еще принять Его в себя и соделаться Его храмами: через Миропомазание преподается нам Дух Святой со всеми Его благодатными дарами, необходимыми для жизни духовной».

Новокрещеному помазываются части тела святым миром (благовонным маслом, приготовляемым и освящаемым одними епископами — преемниками апостолов) со словами: «Печать дара Духа Святаго. Аминь».

«Не думай, что это миро есть простое, — говорит святой Кирилл Иерусалимский, — нет — это дар Христов и дар Святого Духа: в нем есть Божественное присутствие. Видимым миром помазуется тело. Святым же и Животворящим Духом освящается душа».

Глубоко символично само помазание. А именно, крестообразно помазываются:

чело (лоб) — в знак освящения мыслей;
очи (глаза) — для освящения зрения, чтобы видеть свет истины:
уши — чтобы слышать слово Божие;
уста — для освящения речи;
руки — для освящения сил и чтобы творить дела, угодные Богу:
ноги — чтобы ходить по пути добра, правды и истины;
грудь — для освящения сердца, чтобы оно стало храмом Божиим.

Сообщенная миропомазанному благодать способна духовно просвещать и укреплять, помогает преодолевать все искушения и скорби.

В завершение Таинства священник, при молитвенном пении, трижды обводит миропомазанных вокруг купели Крещения. Число «три» символизирует полноту, а круг — вечность, чем выражается вечная сила Таинства и полнота духовной радости людей, обретших спасение.

Таинства Крещения и Миропомазания совершаются однажды в жизни и более не повторяются, потому что как физически, так и духовно человек рождается однажды.

Причащение

«…Иисус сказал им в ответ: …истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я — хлеб живый, сшедший с небес: ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Ин. 6: 43, 47-51).

Телесная жизнь поддерживается питанием. В нашем мире все тленно и смертно — вкушение пищи этого мира означает причастие тлению. В Церкви же предлагается нетленная, животворная пища в Таинстве Причащения.

Мы с вами уже говорили о том, что первыми из людей были причащены Самим Христом на Тайной вечере апостолы. Теперь в храмах эти Дары предлагаются для вкушения всем христианам.

Причащение — это Таинство, в котором христианин под видом хлеба и вина принимает Тело и Кровь Господа Иисуса Христа и через это таинственно соединяется со Христом, становясь причастником вечной жизни.

Совершается это Таинство на Литургии — главном православном богослужении, которое ежедневно бывает в храме в утреннее время. Причащение еще называется Евхаристией (с греческого — Благодарение), поскольку совершается в благодарение Богу за дарованное Им спасение.

Епископу некоего города возвестили, что числа замужних жен-христианок две ведут развратную жизнь. Опечалило епископа это известие. Подозревая, что, может быть, и другие ведя себя подобным образом, он обратился с молитвой к Богу, прося разрешить его недоумение. Молитва была услышана. Так, после Божественного Жертвоприношения (совершения Таинства Евхаристии), когда присутствовавшие приступали одна за другим к принятию Святых Таин, епископ стал видеть на лице каждого состояние его души. Лица грешных мужей видел он черными, как бы выгоревшими от зноя; глаза у них были красные, кровавые. У других людей лица были светлые, а одежды — яркой белизны. Тело Господне одних, принимавши его, сожигало и опаляло, других просвещало, соделывало подобными свету; входя в уста, оно разливало свет по всему телу. После мужчин стали при ступать женщины. И между ними увидел епископодних с черными лицами, с красными кровавыми глазами, других с лицами белыми и светлыми. Вместе с другими женами подошли и те две, которые были обвинены перед епископом, тем большее обратил он на них внимание. Он увидел, что они приступают к Святому Таинству со светлым и чистыми лицами, облеченные в мантии необыкновенной белизны. Когда они сделались причастницами Таинства Христова, то как бы осветил и свет. Снова обратился епископ к молитве, умоляя Бога объяснить показанное ему в откровении Ему предстал ангел Господень и сказал: «Они раскаялись в своих поступках и отступили от них. Посредством слез, воздыханий и исповеди они соделались достойными Божественного Дара. Вдобавок дали обещание: если получат прощение в прежних грехах, никогда не позволять себе порочного поведения. За это они удостоились божественного изменения, разрешены от грехов, с тех пор живут воздержанно, благочестно и праведно». Епископ удивился не столько изменению жен — это случается со многими, — сколько дару от Бога, Который не только избавил их от вечной муки, но даже сподобил благодати. Ангел сказал ему: «Справедливо удивляешься как человек! Но Господь и Бог наш и ваш по естеству Своему благ и милосерд. Оставляющих свои греховные деяния и приступающих к Нему Он посредством исповеди не только избавляет от вечной муки, но и удостаивает почестей». Епископ спросил ангела: «Прошу тебя, объясни мне и значение различных видов, которые принимают лица согрешающих различно». Ангел сказал ему: «Те, у которых лица светлы и радостны, живут в воздержании, чистоте и правде, скромны, сострадательны и милосердны. Те же, у которых лица черны, преданы любодеянию и прочим беззакониям. Те, у кого глаза были красными и кровавыми, живут в злобе и неправде, любят обманывать, лукавствовать — это хулители и человекоубийцы». Ангел присовокупил: «Помогай тем, которым желаешь спасения. Потому и услышана твоя молитва, чтоб, просвещенный видением, ты объяснил своим ученикам грехи, чтоб исправлял их наставлениями и увещаниями, усвоял их посредством покаяния умершему ради них и воскресшему из мертвых Господу Иисусу Христу. Когда они будут приносить покаяние и обращаться к Богу, получат спасение своим душам и обилие будущих благ».

Покаяние

Чтобы приобщиться Святым Тайнам с чистой душой, существует еще одно Таинство — Покаяние.

Спрошен был старец одним воином, принимает ли Бог раскаяние. И старец, поучив его многими словами, говорит ему: «Скажи мне, возлюбленный, если у тебя разорвется плащ, то выбросишь ли его вон?» Воин говорит ему: «Нет! Но я зашью его и опять буду носить». Старец говорит ему: «Если ты так щадишь свою одежду, то тем паче Бог, разве не пощадит Он Свое творение?» И воин, убедившись в этом, отошел с радостью в свою страну.

Когда вы наливаете воду в чайник, то она кажется прозрачной и чистой. Но со временем на стенках чайника образуется толстая серая накипь. Так и в жизни человека: не всякий сразу заметит, как душу покрывает короста грехов.

Вы, конечно же, часто слышали, как некоторые говорят: «У меня особых грехов нет. Ведь я никого не убивал, не воровал, не блудил…» Но велика ли разница: привязан к плечам один большой камень или мешок мелких камней? — в обоих случаях груз повлечет ко дну.

Грех — это все, что не позволяет человеку быть с Богом, что доставляет ему муку, делает его душу безобразной. Порой люди не видят своих грехов, но последние проявляют себя чувством тоски, безысходности, ощущением внутренней нечистоты и дискомфорта (правда, некоторые настолько привыкли к своему внутреннему дискомфорту, что уже не обращают на это никакого внимания).

В Церкви есть удивительное Таинство, способное восстановить, казалось бы, совсем утраченную красоту души, вернуть человека к Богу, подать ему духовную силу. Это Покаяние. Оно — драгоценный дар, возвращающий сердцу чистоту и невинность.

Есть такая притча. Один человек очень хотел отблагодарить Бога и молился:

—      Господи, что мне подарить Тебе? И вдруг Бог ответил ему:

—      Мне ничего не надо. Все, что есть у тебя, и так Мое, это Я дал тебе. Но человек настаивал:

—      Как же мне отблагодарить Тебя, что же мне дать Тебе?

Тогда Бог сказал: — Если ты любишь Меня, то отдай Мне твои грехи.

Покаяние — это не истязание человека, а очищение его от ненужных греховных наслоений. Это освобождение человека от того, что не его, что для него лишнее, что доставляет ему только муку и тяготу. Представьте воздушный шар: если он обременен лишним грузом, то не поднимется к небу. Так и человек. В Покаянии Бог отнимает у человека грехи и попаляет их, чтобы человек духовно возвысился.

Покаяние начинается с искреннего раскаяния о грехе и отвращения от него, совершается через исповедь перед священником, завершается молитвой священнослужителя над главой кающегося. Посредством священника грехи прощает Сам Бог.

Однажды преподобный Пафнутий Боровский сидел на церковной паперти и погрузился в тонкую дремоту. Внезапно ему представилось, будто отверзаются монастырские врата и множество людей со свечами идут в церковь, посреди которых — князь Георгий Васильевич. Князь сперва поклонился храму Божию, а потом преподобному. Равным образом и ему поклонился Пафнутий и сказал: «Ты уже преставился, сын мой и князь?» — «Действительно так», — отвечал Георгий. «Каково же ныне тебе там?» — спросил Пафнутий. Тот отвечал: «Твоими святыми молитвами, отче, благое даровал мне Бог, наипаче же потому, что когда я шел против агарян под Алексия, у тебя чисто покаялся». Когда начал звонить пономарь, преподобный очнулся от чудного видения и прославил Бога. Князь Георгий часто приходил на исповедь к преподобному Пафнутию, а своим родным говорил: «Всякий раз, когда иду на исповедь к старцу, колена у меня подгибаются от страха».

Многие люди понимают необходимость исповеди, но боятся прийти в храм. Одни не решаются рассказать все свои грехи, другие думают, что слишком привыкли к дурной жизни и исповедь не поможет им. Этот страх важно перебороть. Представьте, что у кого-то болит зуб, а человек все откладывает и не решается пойти лечить его. Зуб может сгнить и дать осложнения на весь организм. Так и откладывая покаяние, можно окончательно повредить своей душе.

Иногда человек прикрывается ложным стыдом, что он еще не готов к исповеди, к храму, что он крайне недостоин пред Богом. Да, в душу каждого вложено чувство нашего недостоинства пред Богом. Но это не значит, что раз мы недостойны, то и не надо к Богу идти. Человек никогда не приготовится полностью к исповеди, никогда не станет полностью достойным, а промедление бывает равно смерти.

Напрасно стеснение и перед священником. Мы каемся пред Богом, а священник — только свидетель. На исповеди батюшке исповедуют столько грехов, что все его личные эмоции отступают назад. Священник радуется, когда люди каются во всех своих темных сторонах жизни, потому что тогда они становятся ближе к Богу.

Бывает, человек одержим какой-то страстью, и все говорят ему, что он — величайший грешник, грязь, не человек. Но на самом деле, его душа драгоценна, дорога Богу. Потому и борет его бес, что душа имеет величайшую ценность. Важно увидеть эту ценность в своей душе, понять, что наша душа нужна Богу. Господь хочет, чтобы человек был счастлив, а за счастье необходимо сражаться. И пусть первой победой станет искренняя исповедь в своих грехах.

Христос с любовию прощает
Грехи раскаянной души,
Дотла изгладить обещает,
Но впредь — смиряйся, не греши.
Игумен Виссарион (Остапенко)

Владимир Губанов, о котором мы упоминали вначале, рассказал, какое воздействие на него произвели первые исповедь и Причащение Святых Таин:

«Я стал верующим в тот миг, когда впервые принял Причастие. Это было в 1976 году, в сентябре. Я никогда не был атеистом, но и верующим себя назвать не мог. Однажды я прочитал в Евангелии, что человек, желающий иметь вечную жизнь, должен причащаться Тела и Крови Христа. А сначала он должен креститься. Крещеным я уже был. Но верующим?.. В школе учили детей, что Бога нет. В институте внушали, что Бога выдумали попы. Души нет. Ада и рая нет. Этот мир пуст. А того мира вообще нет. Я не очень верил этим учителям и думал: если Бог есть, Он отзовется.

Когда после чтения Евангелия я решил идти к Причастию, мне было страшно идти. Грешить не боялся, а вот исповедовать грехи страшновато.

Я никогда не думал, что дьявол может шептать на ухо, внушать ложные мысли. Я думал, что это метафора. Но именно так и было со мною, когда я шел к Причастию. Пред вратами церковной ограды это искушение кончилось. Но появился страх: «И как это я буду вместе со старушками причащаться, такой интеллигентный, образованный, московский?»

И я, грешным делом, загадал: вот если эта женщина впереди меня скажет: «Иди к Причастию или к исповеди», тогда пойду. А так — боязно.

А исповедь уже шла. Люди слушали, что им читает или говорит батюшка, потом называли свои грехи, наклоняли головы под епитрахиль (я уже знал, что этот узкий плат на священнике называется епитрахилью), крестясь, целовали крест и Евангелие и отходили, положив на тарелку кто монету, кто свечу.

— А вон исповедь идет, — сказала вдруг женщина, на которую я загадал. — Батюшка давно исповедует.

И она повернулась, обращаясь ко мне.

—      Что, идти? — спросил я, как будто она была пророчицей.

—      Иди, иди, — обрадованно сказала она.

И я с боязнью пошел. Впервые в жизни я шел к исповеди.

Батюшка встретил меня без радости, спросил:

—      Вы готовились к Причастию?

—      Как это?

—      Говели?

Я опять не понял. Я подумал, что говенье и пост разные вещи.

—      Вы постились? Мясо ели вчера?

—      Да, постился! Я и мясо, и рыбу не ел, и масло не ел, только хлеб и чай.

Удивившись, батюшка накрыл мою голову епитрахилью. Я успел ему исповедать грехи только в общем, но он и не ждал подробностей.

—      Господь и Бог наш Иисус Христос… да простит ти, чадо… Как имя?

—      Владимир, — со страхом прошептал я.

—      …чадо Владимир… и аз недостойный иерей, властию Его… прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

В это мгновение, когда священная епитрахиль покрыла мою главу и иерей прочел разрешительную молитву, совершилось чудо. На меня сошла благодать. Тоньше и легче воздуха, она прошла в меня до пояса, чистая, светлая. Благодать взяла и вынула из меня грязь. Не умом, не в воображении, а телом я почувствовал, что в меня вошла сила Божия, во все поры, жилы, кости. Взяла и вылила из меня нечистоту.

Трудно описать мои удивление и радость. Я не ожидал ничего подобного, я это и вообразить себе не мог. Так вот, оказывается, почему эти бабушки ходят в храм — здесь грехи прощаются Богом, а я и не знал! Прощение свыше, от Бога ощущаешь не только душою, но и телесно.

Рука уже сама совершает крестное знамени: легко, свободно. Нет ложного стыда, что тебя увидят знакомые и осмеют. Молитва изливается сама: «Боже, не обличи меня, не посрами…» Крестное знамение уже совершается само, истово, спокойно.

«Но ведь нужно еще идти к Причастию», — со страхом подумал я.

Я направился к царским вратам и встал в очередь к Чаше. «Господи, не посрами меня», — мысленно взывал я к Богу, чувствуя страх перед первым в жизни Причастием. Первым в сознательной жизни, ибо наверное при крещении в младенчестве меня причащали.

Когда я подходил к Причастию, я не чувствовал своих ног, но колени дрожали.

— Причащается раб Божий… Тела и Крови Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во оставление грехов своих и в жизнь вечную. Аминь.

Со страхом я принял в уста свои Божественную капельку и частицу Тела Его и, как будто током, благодатью меня пронзило всего, от темени до пят. Кого хоть раз било электрическим током, поймет меня. Именно как божественным током прожгло меня всего сверху донизу, от головы до ног, сквозь кожу, сквозь плоть и кости. Как током, только не больно, а сладостно, приятно, блаженно. Я ощутил райское блаженство не только в душе, а во всем теле. Я узнал своего Творца, Его присутствие. Это Его сила. В это мгновение я стал верующим.

Я стоял, как на воздухе или на облаке. Вокруг меня не было просто людей, а были мои братья и сестры, отцы и матери. Это так просто: ведь у нас один Отец. Каждого из них окружал свет — свет вокруг голов, плеч, тел. Свет окружал Чашу с Божественными дарами. Свет исходил от священника. Свет шел из алтаря. Свет от каждой вещи в храме. Свет окружал и меня, я чувствовал свет внутри. Я уже не чувствовал тела своего, не видел и не слышал ничего земного. Это было небо. И я был на небе.

— Иди, запей, — сказали мне сочувственно, видя, что я не в себе. — В первый раз всегда сильно бывает.

Да, после Причастия запивают особенною водою, иногда ее называют теплотою. Она тоже освященная. Я запил этою водою, съел кусочек просфоры, или благословенного хлебца, который мне предложили. И, повторяю, с этого мгновения, с этого часа, с этого дня я стал новым человеком.

Я вышел из храма, как будто спустился с небес. Царствие Небесное пришло на землю. Блаженство, огненное счастье. Мне казалось, что войны на земле не будет. Никаких драк, ссор, ругани, никакого зла никому не будет вовек. Отныне новая жизнь.

Придя домой, я не знал, что мне делать. Блаженство, дарованное в Причастии, не покидало меня. Любовь к Богу была светлейшей, чистейшей — ведь Христос простил мне грехи. Я вышел на улицу, чтобы сообщить своим друзьям новость: есть Бог. Он находится везде, но живет Он в храме, Бог прощает грехи (действительно, а не мнимо). Я хотел поделиться с друзьями этим божественным богатством».

Елеосвящение

В Священном Писании Нового Завета, в послании апостола Иакова есть такие слова: «Болен ли кто из вас? пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазавши его елеем во имя Господне, — и молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5: 14-15).

Освящающее действие благодати простирается не только на душу. Одно из церковных Таинств специально направлено на укрепление как души, так и тела человека, на изгнание из них греховных движений и устранение болезней.

Таинство называется Елеосвящением, то есть это — освящение елея (масла растительного происхождения) и семикратное помазание им с особой молитвой больного.

Еще это Таинство называется Соборованием, потому что для его совершения обыкновенно собирается несколько (в основном семь), то есть собор, священников. Но может совершить Таинство и один священник.

При совершении Таинства семь раз читаются специальные молитвы, избранные места из Священного Писания, и семь раз больной помазывается елеем, в который добавлено красное вино, как напоминание о пролитой Иисусом Христом Крови.

У каждого человека возникает вопрос, откуда берутся болезни? Часто болезни — последствия греха, они свидетельствуют, что наше естество стремится к смерти.

В Елеосвящении больному дается благодатная сила во исцеление душевных и телесных немощей, и часто тяжелейшие недуги покидают человека по принятии этого Таинства.

Венчание

Почему люди разделены на мужской и женский пол? Так было угодно Создателю. Но вы согласитесь, что люди созданы для взаимного дополнения. Любовь объединяет оба пола, она есть основа для продолжения рода человеческого. Любовь — самое возвышенное и благородное чувство на земле.

Однако люди смертны и даже наисильнейшая в этом мире любовь обречена на кончину.

Только Бог может подарить двум любящим друг друга людям дар высшей, благодатной любви. Это происходит в Таинстве Венчания, или Брака.

В этом Таинстве жениху и невесте, при свободном обещании взаимной верности, ниспосылается небесное благословение к созиданию семьи, к рождению и воспитанию детей.

Благодать Божия способна хранить в вечности взаимную, искреннюю любовь мужа и жены по образу любви Христа к Церкви. Венчающимся подается небесная сила быть одной душой и одной плотью, чтобы их любовь была нерасторжима.

«А почему у нас нет бессмертной души? — грустно спросила русалочка. — Я бы отдала все свои сотни лет за один день человеческой жизни, чтобы потом подняться на небо.

—      Вздор! Нечего и думать об этом! — сказала старуха. — Нам тут живется куда лучше, чем людям на земле!

—      Значит, и я умру, стану морской пеной, не буду больше слышать музыки волн, не увижу чудесных цветов и красного солнца! Неужели я никак не могу обрести бессмертную душу?

— Можешь, — сказала бабушка, — если кто-нибудь из людей полюбит тебя так, что ты станешь ему дороже отца и матери, если отдастся он тебе всем своим сердцем и всеми помыслами и велит священнику соединить ваши руки в знак вечной верности друг другу; тогда частица его души сообщится тебе и когда-нибудь ты вкусишь вечного блаженства» (Андерсен, «Русалочка»).

Священство

Все Таинства Церкви совершаются при непосредственном участии священнослужителей. Поэтому само посвящение в Священство также является Таинством. Это совершается на Литургии при чтении особых молитв и возложении рук архиерея на голову посвящаемого. Отсюда Таинство называется Хиротонией, то есть, с греческого, Рукоположением. Посвятив ставленника (того, кто принимает священный сан), архиерей возглашает:

«Аксиос!», на что хор и весь народ отвечают троекратным «Аксиос!», выражая свое согласие на посвящение достойного христианина.

Поставляемый получает благодать Святого Духа для служения Церкви. Так обеспечивается преемство благодати, данной апостолам, и единство Церкви из века в век. Именно посредством священства в мире живет и действует одна и та же спасительная благодать Духа Святого, ниспосланная Воскресшим Христом в день Пятидесятницы.

При этом благодать в различной мере даруется диакону, пресвитеру и епископу. И при посвящении христианина соблюдается постепенность: невозможно взойти на высшую ступень, минуя низшую.

Священнослужители Православной Церкви действуют не от себя и не сами по себе, не «вместо» или »за» Христа, но их задача — свидетельствовать, что Господь и ныне открыт людям, доносить Его благодать до каждого верующего.

На этом можно было бы остановиться, если бы в наши дни некоторые не задавали вопрос: почему женщина не может быть священником?

Почему женщина не может быть священником?

— Не дискриминация ли это? — спросите вы. А является ли дискриминацией то, что мужчина не может рожать? Вы сами назовете ряд профессий, которые занимают, как правило, только женщины. Если считать, что священник — только тот, кто преуспел в богословских дисциплинах и администраторских способностях, то женщина могла бы занять такой пост. Но священник — представитель Христа, свидетель того, что совершает Христос. А Господь благоволил родиться на земле в человеческом естестве мужского пола.

Священство основывается не на личных достоинствах и заслугах человека, а на священстве Самого Христа. Посредством иерея действует Христос. Благодать, поданная от Господа, делает служителя алтаря образом Христа. Поэтому священником становится тот, кто подобен Господу и по своему полу.

Если так, то в чем же выражается участие женщин в служении Церкви? — В также весьма значимом: богослужебном пении, писании икон, шитье церковных облачений, в миссионерской и педагогической деятельности и даже в заведовании экономическими и юридическими вопросами. Многие женщины прославились как сестры милосердия.

Женщине не менее мужчины открыт доступ к духовному совершенствованию. А кто самый близкий к Богу человек? — Пресвятая Богородица.

Благодать Таинств

В Церкви много и других тайнодействий, направленных на освящение жизни человека от самого рождения до посмертного бытия. Подобно огню, очищающему золото от примесей, благодать Божия обновляет и освобождает подлинный лик человека – неизреченно красивый, драгоценнейший всех сокровищ мира.

Только учтем одну маленькую вещь: как в обыденной жизни встречаются воры, стремящиеся похищать все дорогое, так и в духовной жизни есть воры невидимые, желающие лишить нас дара благодати, — это падшие ангелы. Они предлагают совершить грех, сказать с раздражением, подумать дурное – и если человек соглашается, то огонек благодати, полученный в Таинствах, в его душе потухает. Он может вновь разгореться, но только при искреннем обращении к Тому, Кто этот благодатный огонь в душе возжег. Действие этого огонька не как у огня вещественного, который опаляет и разрушает, но благодать: чем более сияет в сердце, тем более укрепляет человека, соделывает его красивее, свободней, счастливей.

Храм – что это такое?

Светлым облаком сияет
На горе воздушный храм –
Точно с озера взлетает
Белый лебедь к небесам
Там, меж сосен изумрудных,
Блещет озера хрусталь.
Как молитва в звуках чудных,
Звон церковный льется вдаль…
Священник Владимир Шамонин

Представьте, что любимый человек назначил вам свидание в определенном месте и сказал: «Только там, где нас никто не будет отвлекать, где все будет способствовать близости наших душ, мы сможем с теплом, искренно общаться и я подарю тебе нечто важное». Если вы действительно любите, то прийдете в условленное место в назначенный час. И тогда вы получите тепло сердца и некий очень важный подарок. А если нет, то… То вы пойдете куда-нибудь в другие места, а для оправдания подумаете: «Я и так помню этого человека, и так хорошо к нему отношусь, а близкое общение и подарки, кто знает, нужны ли они мне…»

Не будем судить о чьем-либо выборе. Скажем о другом.

Есть место, которое для свидания с человеком назначил Бог.

Да, да вы догадались, это – храм!

Может быть, кто-то спросит: почему именно храм, когда Господь присутствует везде? Конечно, Всевидящий видит человека на всяком месте, и на всяком месте можно и нужно обращаться к Нему. Но вряд ли на базаре вы сможете помолиться Богу так, как в храме. Бог — не безликая энергия, к которой можно подключиться в любом месте. Бог — это Высшая Личность, а с Личностью надо встретиться лично.

Разве на всяком месте мы способны наиболее близко общаться с Господом, везде ли мы настроимся на чистую молитву к Нему? Если пророку Моисею для получения от Бога закона нужно было взойти на гору Синай, а апостолам для принятия Духа Святого — собраться в Сионскую горницу, то современному человеку для очищения собственной души и приобщения дарам Божиим — следует лучше прийти в святой храм.

Когда царь Соломон построил храм, то Бог сказал ему: «Я освятил сей храм, который ты построил, чтобы пребывать имени Моему там вовек; и будут очи Мои и сердце Мое там во все дни» (3Цар. 9: 3). И по сей день во всех созидаемых храмах Господь наиболее проявляет Свое благодатное, освящающее присутствие и слышит человека во всех нуждах его.

Храм — это место, посвященное Богу, в котором собираются христиане для таинственного богообщения.

Есть нечто, что Господь подарит человеку только в храме. Это великий и важный подарок. Но об этом чуть позже.

А сейчас обратим внимание на внешний и внутренний вид храма.

Внешний и внутренний вид храма

Сначала немножко отвлечемся и посмотрим на предметы, которые окружают нас в повседневном быту. Оказывается, они заключают в себе определенную информацию, своеобразные символы. Так, кастрюли и тарелки напоминают о питании, портфель — об учебных тетрадях или деловых бумагах, телевизор — о новостях и развлекательных программах. Все, что встречается в повседневной жизни, имеет печать тревог, забот, обыденности, однообразных развлечений. Не от этого ли многим из вас так хочется отвлечься, испытать новые чувства и впечатления?

Обыденная обстановка человека постоянно погружает его мысль в круговорот земной суеты. И только в храме каждый предмет напоминает об идеальном, неповторимом и вечном. Здесь все исполнено священных символов — от величия внешней архитектуры до глубины молитв и богослужебного пения.

Посмотрите на здание храма — это образ красоты богозданного мира, творения Божия. А величественный купол — символ духовного неба, в котором царствует Бог. Весь видимый и невидимый мир — под покровом Всевышнего. Одновременно храм символизирует и небесный город, Царство Божие, в котором люди обретают желанный покой и вечное счастье.

Присмотримся внимательней: купол похож на пылающую свечу, а это — символ пламенного стремления людей к Небесному Отцу, образ их горячей веры, любви и молитвы.

А если на храме три купола? — Это символ Лиц Святой Троицы.

Пять куполов — образ Христа и четырех евангелистов, то есть апостолов, записавших Евангелие.

Семь — в знак семи Таинств и семи даров Духа Святого.

Девять — в честь девяти чинов небесных сил — ангелов.

Тринадцать — означают Христа и двенадцать апостолов.

Тридцать три — по числу лет земной жизни Спасителя.

Сорок — столько дней пребывал Господь с апостолами после Своего Воскресения и учил их тайнам Царствия Божия (Деян. 1: 3) — в храме нам открываются эти тайны.

Купол всегда увенчивается крестом — главным символом христианства, его победы над злом.

Из века в век архитектура храма выражала основной опыт христианской жизни: с нами Бог.

Обратите внимание и на вид храма в его основании. Он бывает неодинаков. Некоторые имеют продолговатый вид наподобие корабля или, лучше, ковчега, потому что Церковь несет в себе верующих по волнам жизни в Небесное Царство.

Другие в своем основании имеют вид креста, потому что только посредством Креста Христова Церковь получила жизнь и силу.

Если в основании виден круг, то это символизирует благую вечность, к которой Церковь ведет людей, ведь у круга нет ни начала, ни конца.

А иногда в плане храма заложена восьмиконечная звезда — в этом мире Церковь, подобно звезде, сияет благодатным, Божественным светом.

Подойдем ко входу в храм. Как правило, над дверями располагается икона Спасителя, Божией Матери или кого-либо из святых. Они словно зовут нас внутрь, дружелюбно приглашают вступить под покров святых сводов.

Что же там?

Первая сразу за дверями, совсем небольшая часть храма называется притвор. Она предваряет храм и означает человеческий мир, который еще не принял Христа, но уже призван к духовным благам. А в древности здесь молились готовящиеся ко Крещению — оглашенные, — и отлученные на время от Церкви по каким-либо великим грехам — кающиеся. Не будем останавливаться здесь надолго.

Заходим в следующие двери. Нам открывается собственно храм, или церковь, во всем внутреннем убранстве. Стены покрыты фресками на темы евангельских событий, а внизу стен и на колоннах располагаются иконы. Перед ними на позолоченных подсвечниках горят свечки, и каждая выражает чью-то надежду, искреннюю веру или горячую благодарность. Лики святых смотрят в самую душу но смотрят с теплом, с любовью и пониманием, и словно говорят: «Не бойся, ты дома». А запах ладана располагает душу почувствовать святыню совершаемого в храме.

Кто-то поначалу чувствует себя неловко здесь, где мужчине положено непременно снять головной убор, а женщине непременно надеть. Но благодатная тишина, покой и мир, царящие в храме, невольно привлекают душу, принимают ее в свои объятия, — и будто какая-то тяжесть спадает с плеч.

Да. Эта часть храма знаменует благодатное царство Христа на земле. Итак, вы в гостях у Господа. И забыв обо всех проблемах, почувствовав их ничтожность по сравнению с тем, что человеку подаст Небесный Отец, вы устремляете свой взор дальше. Ваш взгляд уже сам стремится вперед, к красивой ограде из нескольких рядов икон, что так и называется — иконостас.

За ним располагается третья часть храма, которая несколько возвышается, и называется она — алтарь (с латинского — возвышенный жертвенник). Алтарь означает высший духовный мир, Небеса, где обитает Бог в неприступном свете. Алтарь всегда смотрит на восток, поскольку на востоке был Рай, и на востоке восходит солнце, которое — образ Христа, Солнца правды. «Свет Христов просвещает всех», — произносит священник на одном из богослужений.

Алтарь также означает Рай, куда входят одни достойные. Алтарь назначен для священнодействий, поэтому туда проходят только лица посвященные, которые, подобно небесным силам, окружают престол Божий.

Но нам достаточно побыть и здесь, в средней части храма. И хотя лавочки вдоль стен предназначены в основном для старых или больных людей, но постоять в храме ради общения с Богом нетрудно.

Да, кстати, с алтарем как раз связаны те дары, которые…

Но немножко терпения. Есть вопрос, на который надо ответить пораньше:

А что видно на иконостасе?

Святые иконы

Вспомните, как вы когда-либо ехали в автомобиле и сидели на заднем сиденье. Рулевой устремлен взором вперед. Возможно ли при этом общаться с ним лицом к лицу? Оказывается, возможно. Как? Посредством зеркальца впереди салона. Зеркало дает точное отображение, образ другого. И обращаясь к этому образу, вы несомненно обращаетесь к отраженному человеку.

Икона — это образ Христа Спасителя, Его Пречистой Матери, ангелов или святых. Причем на иконе изображается не детально точный физический портрет, но облик, духовно преображенный, просветленный благодатью Божией, ставший выше земных страстей и эмоций, достигший мира небесного; он называется лик.

Через икону мы общаемся с Тем, Кто изображен на ней. Поэтому, когда христиане с глубоким благоговением молятся перед иконой и целуют ее, то они обращаются не к доске, краскам и творчеству иконописца, но к Тому, о Ком икона свидетельствует.

Кто-то может спросить: а почему в Ветхом Завете не было иконопочитания, даже существовал запрет делать какое-либо изображение того, что на небе, на земле или в воде, поклоняться этому и служить?

Потому что люди быстро начинали обоготворять окружающие предметы и изображения. Помните, когда Моисей принимал от Бога закон на горе Синай, то народ, испугавшись длительного отсутствия своего вождя, решил вылить золотого тельца и поклоняться ему.

Вместе с тем в Ветхом Завете присутствует начало и прообраз иконопочитания. Когда Господь повелел Моисею устроить ковчег завета, чтобы там хранились скрижали — каменные пластины с заповедями. то пророк услышал буквально следующее: «Сделай из золота двух херувимов (ангелов высшего чина): чеканной работы сделай их на обоих концах крышки… там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкой, посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения» (Исх. 25: 18, 22).

Значит, Господь благословил возможность изображать небожителей с помощью человеческого искусства. И ветхозаветный храм был также украшен святыми образами: «Сделал (Соломон) в давире двух херувимов из масличного дерева… И обложил он херувимов золотом. И на всех стенах храма кругом сделал резные изображения херувимов» (3 Цар. 6: 23, 28-29). Подобных изображений не было более нигде, они носили исключительно религиозное употребление.

Но разве можно изобразить Бога, Который не имеет никакого вещественного вида, образа и очертания?

Потому-то в Ветхом Завете и не изображали Всевышнего, что «Бога не видел никто никогда» (Ин. 1: 18).

Но в Новом Завете: «великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3: 16).

Бесплотный воплотился и Невидимый стал видим! Теперь Он уже Сам говорит ученикам: «Многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели» (Мф. 13:17); «видевший Меня видел Отца (Ин. 14: 9). Невозможное в Ветхом Завете осуществилось в Новом. Всевышний, родившись на земле, стал видим, зрим, осязаем, а значит, и изображаем.

Вы помните, что одной из первых икон стал нерукотворный образ на Туринской плащанице. Христос подарил людям Свою икону и тем самым благословил иконопочитание. Удивительно, как образ Господа на Плащанице соответствует православной традиции написания лика Христа!

Если бы вы жили во времена Спасителя, то неужели не захотели бы сфотографировать Его, как фотографируете тех, кто дорог и близок вашему сердцу? Но фотографии тогда не было. И христиане сохранили образ Господа посредством красок.

Подобно тому как свет проходит в дом через окно, Господь подает Свои благодать, дары и милости посредством иконы.

Священные изображения напоминают, что мы не одиноки, рядом — Бог и святые Его. Икона побуждает человека к общению с миром небесным, предостерегает от греха, приближает к познанию Всевышнего.

Один художник как-то обратил особое внимание на православные иконы. А потом он оказался в секте кришнаитов, которые предлагали ему вступить в их общину. Но, увидев слащавые кришнаитские изображения, он тут же почувствовал всю их фальшь. Художник вспомнил глаза Богородицы на Владимирской иконе, неземной лик архангела Гавриила с иконы «Ангел Златые власы», и этого было достаточно, чтобы навсегда прийти в Церковь.

Икона — свидетельство небесной истины. Но теперь вернемся к предмету нашей беседы и поговорим о том, что видно на иконостасе.

О том, что видно на иконостасе

Итак, вы находитесь перед алтарем — символом духовного Небесного мира. Это невидимая нам область, где пребывает во всей Своей славе Господь, а с Ним — святые ангелы и праведные люди. Как это постичь?

Часто человек воспринимает духовные истины посредством вещественных образов. Иконостас, который, как кажется, закрывает от нас алтарь, на самом деле раскрывает нам смысл и значение алтаря. Посредством линий и красок иконостас предлагает вашему взору духовный, Небесный мир. Иконостас раскрывает всю суть Священной истории. Здесь выражена идея единения миров Небесного и земного, стремления человека к Богу и Бога к человеку.

Духовные истины излагаются пред вами поэтапно, на протяжении ярусов, или рядов (иначе, чинов), из которых традиционно складывался православный русский иконостас. Господь постепенно, словно по ступенькам, низводил к людям с Небес спасение.

Первый сверху ряд называется праотеческий. Это образ самых древних святых, которые жили еще до Закона, принятого Моисеем. Хотя это был первый этап скитаний человечества вне Рая, праотцы жили глубокой надеждой и верой. Они держат в руках свитки, на которых начертаны пророчества о грядущем Христе. В центре ряда — икона Троицы как символ предвечного совета о спасении людей. Над иконой и, соответственно, над всем рядом — святой крест как символ осуществления этого спасения.

Второй сверху ярус — пророческий. Пророки — это собор святых, уже получивших Закон, при свете которого богоизбранный народ шел к своей главной цели. Пророки предвозвещали о Пресвятой Деве, от Которой родился Христос. Поэтому в центре яруса находится икона Матери Божией с Богомладенцем.

Третий ряд — праздничный. Наконец, перед нами Новый Завет — праздник всего человечества! Иконы отражают события-праздники, связанные в основном с земной жизнью Христа и Его Пречистой Матери. Какие именно, вы сможете рассмотреть сами и описать другим (а понять иконы возможно, познакомившись с текстом Евангелия).

Четвертый — деисусный чин, или Деисис (с греческого — моление). Это основное звено иконостаса, и часто иконы здесь самые большие по размеру. Деисис — моление всей Церкви ко Христу. Мы все предстоим пред Ним: Он видит тайники нашей души и слышит молитву любого человека. В центре ряда — икона Господа, как Небесного Царя, Вседержителя и Судии, а справа и слева — образы Богоматери и Иоанна Крестителя в молитвенном обращении к Спасителю. Далее, обыкновенно, иконы архангелов Михаила и Гавриила, апостолов Петра и Павла и других святых, тоже обращенных ликами к Спасителю. Те, кто принят Господом на Небеса, ходатайствуют о нас и хотят, чтобы мы тоже достигли спасения.

Пятый, нижний, ряд — местный. В центре, перед вами — Царские врата, названные так потому, что через них на Литургии проходит Сам Царь славы — Христос для преподания верным Своих Святых Таин. Итак, Сам Небесный Царь готов выйти к вам прямо навстречу. Лишь бы вы готовы были принять Его.

Священнослужители проходят через царские врата лишь во время некоторых, особенно важных моментов богослужения.

На самих царских вратах вы видите икону Благовещения Божией Матери — с этого события Бог пришел в наш мир, земля приняла долгожданную весть спасения. Здесь же иконы четырех евангелистов, а иногда — святых Василия Великого и Иоанна Златоуста, записавших богослужение Литургии. Пред царскими вратами диаконы во время службы возглашают от лица всего народа ектении — прошения.

Справа от царских врат располагается икона Спасителя, а слева — Богородицы. В этом ряду ставятся храмовая икона, то есть того праздника или святого, в честь которого освящен храм, и иконы местночтимых святых — которые наиболее почитаются в данной местности. (А знаете ли вы, какие святые почитаются у вас?)

В местном ярусе есть еще северные и южные врата (или двери), называемые также диаконскими, поскольку во время богослужения через них проходят в основном диаконы. На дверях полагаются иконы святых диаконов, либо архангелов, поскольку небесные силы сослужат в храме при совершении Таинств.

Наконец, над царскими вратами вы видите икону «Тайная вечеря», а в некоторых храмах теперь помещается более древняя икона «Евхаристия».

Вот эта-то икона и подсказывает нам о том особенном… Но, может быть, сначала вы сами захотите ответить на важный вопрос: что человек ищет в храме?

Что человек ищет в храме?

Почему люди приходят в храм? Разного возраста, уровня образования, социального положения — идут, молятся, крестятся, выстаивают долгие службы — как будто им за это деньги дают. — Почему?

В одном селении жили двое портных, хорошо знакомых друг с другом. Один имел большую семью: жену, детей, престарелых родителей. Он был благочестив и ежедневно ходил на богослужение, в церковные праздники не принимался за работу. Труды его всегда были вознаграждаемы, хотя он не славился искусством в своем ремесле. Жил он не только достаточно, но имел еще избыток.

Между тем другой не имел семейства, был искусен в своем деле, трудился гораздо более своего соседа, сидел за работой и в воскресенье и в другие праздничные дни, проводил часы богослужения за шитьем, так что про церковь и не вспоминал. Однако его усиленные труды не были успешны и едва-едва доставляли ему насущный хлеб.

Однажды, побуждаемый завистью, второй портной сказал семейному другу: «Как это ты обогатился от своих трудов, тогда как и трудишься меньше, и семейство имеешь больше, чем я? Для меня это непонятно и даже подозрительно!..» Добрый портной решил вразумить своего знакомого. «Я хожу каждый день в церковь, — сказал он, — и каждый день нахожу там какую-либо значительную монету, золотую или серебряную. Но я не завистлив, готов поделиться с тобою тем, что найду, если ты согласен ходить со мною в церковь».

И они действительно стали вдвоем ходить в храм. Получилось так, что Божественная служба полюбилась и невольному посетителю храма. Он мало-помалу привыкал к молитве и до того разгорелся усердием к богослужению, что уже не принимался за свою работу прежде церковной молитвы. Через небольшое время его труды увенчались успехом. Увидев счастливую перемену в своем знакомом, благочестивый портной сказал ему: «Теперь ты на себе испытал, что неложно слово Божие: ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6: 33). Вот то сокровище, которым я желал поделиться с тобою».

Иногда, еще будучи посторонним для храма, человек смотрит на символику богослужения и на образ жизни верующего с непониманием, со скепсисом. Но когда он открывает для себя жизнь храма, то вдруг знает, что Церковь — это родник мудрости. Это подобно тому как ребенок, еще не научившись читать, думает о книге как о чем-то ненужном, но когда начинает понимать смысл слов и предложений, его уже не оттянуть от книги.

Оказывается, в храме можно найти ответ на любой вопрос и любая твоя проблема будет здесь разрешена. Человек входит в храм под гнетом невидимого груза, а выходит свободным и радостным. Церковь делает человека мудрым. Она помогает увидеть свою душу, открыть в себе много нового, о чем человек ранее даже и не подозревал.

Отчего в нашем мире человек бывает жестоким, отталкивающим, безобразным? От греха. А в храме человек совлекается греха и, значит, становится красивым. Ходить в храм — это не значит отказываться от всех радостей жизни, напротив — приготовлять себя к непрестанной радости. Храм освобождает человека от того, что мешает ему быть счастливым — от зла.

Никакая скорбь не может сокрушить христианина, потому что у него всегда есть отрада, отдушина — в храме. И радость христианина более полная. Ведь когда у вас легко и чисто на душе, тогда вы счастливы. А эта чистота, этот мир души подаются в храме. Как же это совершается?

Однажды, когда у философа Сократа наступил день рождения, к нему пришли ученики с поздравлениями и подарками, какие кто мог достать. А один юноша, подойдя последним, сказал: «Я беден, но дарю тебе единственное, что имею, — себя самого в твое полное распоряжение». Сократ ответил: «Твой дар — самый драгоценный из всех, которые я получил. Я принимаю его, но только для того, чтобы, обучив тебя, затем вернуть тебя тебе же самому, но в лучшем виде».

Так и в храме человек вверяет всего себя Богу, и Господь обновляет его, освобождает от внутреннего гнета, от слабостей.

Но есть и нечто большее. В храме Бог вверяет человеку Свою благодать.

Наверное, самое великое в этом мире — жертвовать собой ради другого. А Господь пожертвовал Собственной жизнью для спасения всех людей.

В храме совершается удивительное Таинство, в котором Господь предлагает людям теснейшее единение с Собой. Это — Евхаристия.

Бог, Источник всякого блата, дарует людям возможность принять Его в самих себя, причаститься Ему, соединиться с Ним. Люди, достойно причастившиеся, имеют внутри себя свет, жизнь, радость. Они не испытывают внутренней пустоты. Их сердце исполняется добра и духовной силы, так что теперь они становятся способны укреплять и других.

И в какой-то момент человек ощущает, что Бог всегда рядом. Он тебя видит и слышит, невидимо заботится о тебе. Господь — Податель вечности, Он дарит человеку Свою благодать, дарит людям бессмертие. А если с тобой Бог, то уже ничто не сможет сломить тебя.

В храме люди, пришедшие каждый со своими нуждами, становятся ближе друг другу, потому что получают от Бога, — общего Небесного Отца всех людей, — одну благодатную помощь. Как капли дождя собираются в один поток или как свет многих свечей сливается в одно сияние, так и общая храмовая молитва есть светоносный поток надежды и веры, устремленный к Небу. И даже человек, еще не умеющий молиться, но все же пришедший в храм, оказывается включенным в это сияние, потому что Господь подает благодать Свою даром. В храме вместе с людьми молятся ангелы и святые, поэтому в богослужении участвует вся полнота Церкви земной и небесной.

За горами, за желтыми долами
Протянулась тропа деревень.
Вижу лес и вечернее полымя,
И обвитый крапивой плетень.
 
Там с утра над церковными главами
Голубеет небесный песок,
И звенит придорожными травами
От озер водяной ветерок.
 
Не за песни весны над равниною
Дорога мне зеленая ширь —
Полюбил я тоской журавлиного
На высокой горе монастырь.
 
Каждый вечер, как синь затуманится,
Как повиснет заря на мосту,
Ты идешь, моя бедная странница,
Поклониться любви и кресту.
 
Кроток дух монастырского жителя,
Жадно слушаешь ты ектенью,
Помолись перед ликом Спасителя
За погибшую душу мою.
С. Есенин

Вопросы:

  • Можете ли вы рассказать, что есть Церковь и когда она появилась ?
  • Зачем необходимо священство?
  • Расскажите о трех степенях иерархии.
  • Что такое апостольское преемство ?
  • Какие примеры священнослужителей вам запомнились ?
  • Что такое Таинство ? Сколько в Церкви основных Таинств и зачем они нужны ?
  • Можете ли вы, рассказать о каждом Таинстве в отдельности?
  • Что такое храм ?
  • Помните ли вы смысл символики внешнего и внутреннего вида храма ?
  • Что такое икона и в чем ее значение ?
  • Можете ли вы рассказать о смысле и содержании иконостаса ?
  • А для чего люди ходят в храм ?

Валерий Духанин

Просмотров (181)

Перейти к верхней панели