Петр и Феврония

Петр и Феврония

В наш храм прибывает икона с частицей мощей святых Петра и Февронии

По благословению епископа Нижнетагильского и Серовского Иннокентия в нашем храме святителя Николая Чудотворца г.Волчанска с 27 декабря до Рождества Христова, для молитвенного поклонения верующих, будут пребывать частицы мощей святых благоверных князей Петра и Февронии Муромских. Ковчег с частицами мощей и икона святых Петра и Февронии прибудут в пятницу 27 декабря в 11:00 . Сразу по прибытии в храме будет отслужен молебен святым Петру и Февронии.

Житие благоверных князя Муромского Петра
и супруги его Февронии

История со змеем

В XII веке Муром был одним из завиднейших княжеств северо-восточной Руси. Одно время в нем правил благочестивый князь Павел. И случилась в княжеском доме беда: начал прилетать демон, как крылатый змей «к жене князя того на блуд». Прочим же людям являлось, будто это «князь сам седяше с женою своею», то есть люди видели рядом с княгинею не змея крылатого, а князя Павла. Демон же имел такую власть над княгинею, что не могла она никак противостоять злодею. Но княгиня не скрыла от мужа случившегося, рассказала ему все и получила от князя совет: выпытать хитростью у змея от чего может приключиться тому смерть. Так она и поступила. И змей, не видя в княгине достойной противницы, открыл ей свою тайну, что смерть ему суждена «от Петрова плеча, от Агрикова же меча». Непонятны были эти слова ни княгине, ни князю, и позвав к себе младшего брата Петра, князь Павел поведал ему все происшедшее, повторив и странные слова змея. Брат же, услышав, что смерть супостату придет от Петрова плеча, безо всяких колебаний решил сам выступить против змея. Задача теперь была одна – найти Агриков меч, о котором никто не слышал.

Было у Петра в обычае ходить в одиночестве по разным церквам. Однажды в церкви подошел к нему некий отрок и спросил: «Княже, хочешь ли, я покажу тебе Агриков меч?» И показал князю в алтарной стене щель, в которой лежал меч. Этим то мечом, взятым из алтаря, и победил Петр змея. Однако, после победы охватила его тяжкая болезнь: по всему телу пошли язвы и струпья. И не было в Муроме врача, который бы помог князю.

Мудрая Феврония помогает князю и становится княгиней

Прослышал Петр, что в Рязанской земле много врачей и велел везти себя туда. Один из его отроков набрел на село, называемое Ласково, зашел в некий дом и за неимением хозяина разговорился с его дочерью, девицей Февронией. Девица показалась слуге мудрою, он открыл ей княжью беду и спросил, не знает ли она кого, кто может вылечить князя. Девица же отвечала: «Привези князя твоего сюда. Если будет он чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров!»

Юноша, возвратившись к князю, подробно рассказал ему все, и Петр велел вести себя в Ласково. Здесь опять просили Февронию указать им врача для князя, предлагая за исцеление большую награду. Но Феврония отвечала, что сама вылечит Петра, а вместо награды попросила обещания взять ее в жены. Князь с пренебрежением отнесся к словам дочери бортника, ибо отец Февронии жил добычей меда диких пчел, однако лечить себя позволил и даже дал, через слуг своих, обещание жениться. Девица зачерпнула квасной гущи и, перекрестив ее дуновением, подала посланцам: «Пусть истопят князю вашему баню, и пусть он помажет этим все тело свое и будет здоров». И действительно, после бани князь уже не чувствовал болезни. Он дивился столь быстрому выздоровлению и послал к Февронии богатые дары. Жениться же на простолюдинке не захотел. Феврония даров княжьих не приняла.

Не был князь искренним в своем обещании жениться, не захотел смириться, и покарал его Бог. Как только воротился он в вотчину свою – вернулась и болезнь его. Нечего делать, со стыдом должен был он вернуться в Ласково. Феврония, нимало не гневаясь, сказала: «Если станет мне супругом, то исцелится». Он же твердое слово дал ей, что возьмет ее в жены. Феврония определила князю то же лечение, и он, быстро исцелившись, взял ее себе в жены.

Предание о мудрой дочери бортника, вышедшей замуж за Муромского князя, сохранилось и в Рязанских землях. В частности, еще несколько десятков лет назад в деревне Ласково Рязанской области жительницы охотно ее рассказывали, прибавляя многие подробности, не вошедшие в известную повесть. Якобы смеялись над Февронией ласковские, когда поехала она с князем венчаться. А она обернулась и сказала: «Не расти больше Ласкову». Так оно и было: не прибавлялось с того дня в селе домов. Но люди догадались: «стали ей тут молиться, праздники ее почитать, молебны служить, ну, простила она нас… Она и теперь, говорят, ходит сюда Богу молиться, да, знамо, мы грешные, ее не видим…» Показывали и ореховый кустик, у которого молилась святая Феврония, и где остались на земле пять отметинок – от ее коленей, рук и лба.

Изгнание из Мурома

И прибыли князь с княгинею в Муром, и начали жить благочестиво, ни в чем не преступая Божии заповеди. Вскорости скончался брат князя, и Петр стал самодержцем в своем городе. Бояре же, а особенно жены боярские, невзлюбили княгиню Февронию из-за ее низкого происхождения и стали наговаривать на нее князю. Некто, прислуживавший княгине, говорил, что после трапезы Феврония крошки со стола собирает в руку: «Будто голодная». Князь, желая испытать ее, повелел княгине обедать с собою за одним столом. Как кончился обед, то княгиня, по своему крестьянскому обычаю, собрала крошки в руку. Князь, ухватив ее руку, разжал ладонь и увидел крупицы благоухающего ладана. Более он Февронию не испытывал. Боярам же, предлагавшим отпустить Февронию и взять себе жену из родовитой семьи, князь ответил: «Скажите об этом Февронии, послушаем, что она скажет».

Раз, охмелев после пира, бояре обратились к княгине: «Мы, госпожа, все хотим, чтобы князь Петр властвовал над нами, но жены наши не хотят, чтобы ты господствовала над ними. Возьми себе, что пожелаешь, и уходи восвояси». Мудрая Феврония поймала бояр на слове и потребовала себе вместо всякого богатства – своего мужа, князя Петра. Бояре, многие из которых желали сами властвовать в Муроме, с радостью согласились.

Князь же Петр не захотел ради временной власти нарушать Божией заповеди и поступил по Евангелию, где сказано, что кто прогонит жену свою не ради вины прелюбодеяния и женится на другой, тот сам прелюбодействует. Пренебрегши княжеской властью, князь Петр отправился в изгнание вместе со своею княгинею.

Господь был особенно милостив к Февронии еще при жизни. Он дал ей дар исцеления, мудрости, чудотворения и прозорливости. В повести упоминается такой случай: когда князь и княгиня плыли по Оке, то в одном судне с Февронией находился некто, чья жена так же была рядом. Человек тот посмотрел на святую с помыслом, она же, угадав его дурные мысли, сказала: «Почерпни воды из реки с этой стороны лодки». Тот выполнил, а затем, по приказанию княгини, выпил почерпнутую воду. Так же, по приказанию Февронии, зачерпнул он воды с другой стороны. Выпил и ее. «Одинаковая ли вода? Или одна слаще другой?», – спросила княгиня. «Одинаковая, госпожа», – ответил он. Тогда святая молвила: «Так и естество женское одинаково. Почему же ты, позабыв про свою жену, о другой помышляешь?» И человек тот, поняв, что она обладает даром прозорливости, не смел больше предаваться таким мыслям.

Сохранилась Муромская соборная икона XVII века, так называемое Житие в клеймах: фигуры святых Петра и Февронии в двойном обрамлении клейм – небольших картинок, на которых изображен тот или иной момент их жизни. Есть там и картинка с лодочкой. Есть картинка с деревцами, чудесным образом, по молитве святой, выросшими за одну ночь на месте порубленных.

Вот как это было. Князь Петр унывал, что самовольно оставил свое княжение. Феврония же утешала его, говоря, что милостивый Господь не оставит их в беде. Однажды, готовя ужин, княжеский повар обрубил маленькие деревца, чтобы повесить на них котел. После ужина княгиня, увидев обрубки, благословила их и сказала: «Да будут утром они большими деревьями с ветвями и листвой». И стало по ее слову – утром на месте обрубков росли деревья. Сделала же она то в утешение и ободрение князю. А в скором времени прибыли из Мурома вельможи, прося князя с княгинею назад, дабы с законной властью закончилось кровопролитие между боярами, учиненное в борьбе за власть.

Возвращение в Муром и блаженная кончина супругов

Возвратившись в свой город, князь Петр и княгиня Феврония правили Муромом со справедливостью и кротостью, соблюдая все заповеди Господни. Были всегда милостивыми, избавляли от власти обижающих тех, кто подвергался гонениям и обидам. Достойно чтили лиц иноческого и священнического звания, подавая им пособия, с великим милосердием относились к бедным.

Оставшееся в народной памяти праведное житие с воздержанием, усердием к молитве и посту иногда дополняется мнением, что князь и княгиня жили в братском союзе, не имея супружеских отношений. Однако есть источники, из которых следует, что это не так, и что благоверные супруги имели дочь, которая была замужем за князем Юрьева-Польского.

Достигнув старости, оба супруга приняли монашество, князь Петр с именем Давида, княгиня же была названа Евфросинией. Не желая ни на день расставаться, блаженные супруги умолили Господа, чтобы умереть им в один день. Они завещали похоронить себя в общем гробе, который заранее был высечен из камня и имел тонкую перегородку.

Почувствовав приближение смерти, князь послал к супруге своей сказать: «О сестра Евфросиния! Пришло время кончины, но жду тебя, чтобы вместе отойти к Богу». Феврония, нареченная Евфросинией, в это время вышивала воздух для соборного храма. Она ответила: «Подожди, господин, пока дошью воздух во святую церковь». Князь и во второй раз прислал сказать, что недолго уже может ждать ее, и в третий: «Уже умираю и не могу больше ждать!» Она уже почти закончила вышивание, совсем немного осталось, но послушная Евфросиния воткнула иголку в ткань и замотала вокруг нее нитку, так и не довершив работы. И послала сказать князю, что умирает вместе с ним. И, помолившись, оба они отдали свои святые души в руки Божии.

Закончить повествование о жизни благоверных супругов лучше всего словами святителя Филарета: «Блаженный Давид и Евфросиния в жизни своей были образцом христианского супружества, готовые на все лишения для Евангельской заповеди о нерушимом союзе. И ныне они молитвами своими низводят небесное благословение на вступающих в брак. Так показывают многие опыты загробной жизни их».

«Славянка» №4 (16), июль-август 2008 г.

Просмотров (557)